Мудрый Юрист

Глава 24. Преступления против общественной безопасности

Статья 205. Террористический актСтатья 205.1. Содействие террористической деятельностиСтатья 205.2. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризмаСтатья 205.3. Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельностиСтатья 205.4. Организация террористического сообщества и участие в немСтатья 205.5. Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организацииСтатья 205.6. Несообщение о преступленииСтатья 206. Захват заложникаСтатья 207. Заведомо ложное сообщение об акте терроризмаСтатья 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в немСтатья 209. БандитизмСтатья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)Статья 211. Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного составаСтатья 212. Массовые беспорядкиСтатья 212.1. Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетированияСтатья 213. ХулиганствоСтатья 214. ВандализмСтатья 215. Нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетикиСтатья 215.1. Прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспеченияСтатья 215.2. Приведение в негодность объектов жизнеобеспеченияСтатья 215.3. Приведение в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводовСтатья 215.4. Незаконное проникновение на охраняемый объектСтатья 216. Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работСтатья 217. Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектахСтатья 217.1. Нарушение требований обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплексаСтатья 217.2. Заведомо ложное заключение экспертизы промышленной безопасностиСтатья 218. Нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделийСтатья 219. Нарушение требований пожарной безопасностиСтатья 220. Незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществамиСтатья 221. Хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществСтатья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасовСтатья 222.1. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройствСтатья 223. Незаконное изготовление оружияСтатья 223.1. Незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройствСтатья 224. Небрежное хранение огнестрельного оружияСтатья 225. Ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройствСтатья 226. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройствСтатья 226.1. Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсовСтатья 227. Пиратство

Комментарий к гл. 24 УК РФ

Понятие и виды преступлений против общественной безопасности

Защита общественной безопасности приобрела в последние годы особое значение. Активизация террористических организаций, создание незаконных вооруженных формирований, рост проявлений бандитизма со стороны организованных преступных групп создают угрозу самим основам нормального функционирования государства и общества.

Борьба с терроризмом превратилась в международную проблему. Питательной средой для посягательств на общественную безопасность является экстремизм: религиозный, политический, националистический. Обладая нередко значительными финансовыми ресурсами, используя свои позиции в средствах массовой информации, экстремистские организации способны серьезно дестабилизировать ситуацию в обществе. В целях борьбы с этим опасным явлением был принят Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности".

В гл. 24 "Преступления против общественной безопасности" УК содержатся статьи, предусматривающие ответственность за такие опасные виды посягательств на общественную безопасность, как терроризм (ст. 205), вовлечение в терроризм (ст. 205.1), захват заложника (ст. 206), ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207), создание и участие в незаконных вооруженных формированиях (ст. 208), бандитизм (ст. 209), организация преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210), массовых беспорядков (ст. 212). Перечисленные составы объединяет то, что в них не определен конкретный предмет посягательств, они не ограничены по месту совершения преступления и количеству его участников и поэтому их можно отнести к преступлениям против системы общественной безопасности, равно как и умышленные нарушения жизнеобеспечения населенных пунктов и других объектов (ст. ст. 215.1 и 215.2 УК).

Кроме того, в гл. 24 УК содержатся специальные виды преступлений против общественной безопасности, в которых определены конкретные предметы посягательств. Это преступления, создающие угрозу массового поражения людей, нарушения нормальной деятельности хозяйственных объектов и объектов социальной значимости, опасного для здоровья людей заражения местности (ст. ст. 215, 216 - 221 УК).

Отдельные группы специальных преступлений против общественной безопасности составляют преступления, связанные с нарушением законодательства, регулирующего правила обращения с оружием и взрывчатыми веществами (ст. ст. 222 - 226 УК), а также преступления, посягающие на нормальную работу железнодорожного, водного и воздушного транспорта (ст. ст. 211, 227 УК).

Глава 24 УК также регулирует ответственность за преступления, посягающие на общественный порядок: хулиганство (ст. 213) и вандализм (ст. 214). Включение этих статей в главу об общественной безопасности оправдано отсутствием специальной главы о преступлениях против общественного порядка.

Терроризм

В УК под терроризмом понимается "совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях" (ст. 205).

Терроризм отличается от иных преступлений, совершенных путем взрывов, поджогов и других перечисленных в ст. 205 УК преступных способов, своей целью - нарушить общественную безопасность, запугать население, оказать воздействие на принятие решений органами власти.

Следовательно, объектом данного преступления является общественная безопасность, стабильность жизни населения, дезорганизация органов власти либо получение незаконных уступок со стороны властей. Терроризм направлен, как правило, против неопределенного круга людей, чем он отличается от схожего по мотивам террористического акта против конкретного государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК).

Объективная сторона. Статья 205 УК предусматривает ответственность только за часть действий, входящих в общепризнанное понятие терроризма, употребляемое в политической и публицистической литературе.

Кроме взрывов и поджогов, под иными действиями следует понимать любые действия, способные повлечь указанные в ст. 205 УК последствия.

В частности, к ним могут относиться: разрушение системы энергоснабжения и жизнеобеспечения населенных пунктов и предприятий, заражение местности радиоактивными или отравляющими веществами, распространение эпидемий и эпизоотий, устройство аварий, затоплений местности и т.д.

Применительно к ст. 205 УК понятие значительного имущественного ущерба не связано с определенной стоимостью. Определяющим является, насколько уничтожение и повреждение этого имущества либо угроза такого уничтожения способны повлиять на сознание населения или на действия органов власти. Этот признак может применяться при сравнительно ограниченной ценности имущества в зависимости от того, насколько устрашающим является способ уничтожения.

Например, взрыв в общественном месте автомобиля в целях добиться от властей определенных действий должен квалифицироваться по ст. 205 УК, в то же время сожжение ценностей в безлюдном месте, соответствующих стоимости этого автомобиля, с той же целью может квалифицироваться по ст. 167 УК.

Под иными общественно опасными последствиями следует понимать причинение вреда здоровью людей, длительное нарушение работы предприятий, общественного транспорта, значительное заражение местности, дезорганизация работы органов власти и управления и т.д.

Угроза совершить акт терроризма влечет ответственность, предусмотренную ст. 205 УК, независимо от возможности ее реализации, а также от намерения лица привести ее в исполнение. Нужно только, чтобы такая угроза воспринималась как реальная.

Угроза может быть открытой или анонимной, она может быть обращена как к общественности, так и к государственным учреждениям. Для квалификации преступления не имеет значения форма ее распространения: устно, письменно, с помощью телефона, радиосвязи, средств массовой информации, листовок, надписей на стенах и т.д.

Как правило, в угрозе должны быть два элемента: характер общественно опасных действий, совершением которых угрожают, а также мотивы и цели их совершения (обычно требование совершить те или иные действия).

Преступление считается оконченным с момента совершения акта терроризма либо с момента доведения угрозы его совершения до сведения населения или представителей власти. Попытка совершить акт терроризма или высказать угрозу его совершения (например, изготовление соответствующих листовок) в зависимости от стадии, на которой пресечена попытка, должна квалифицироваться как покушение или приготовление.

Верховным Судом Республики Северная Осетия - Алания 1 июня 2004 г. Костоев осужден по п. "а" ч. 3 ст. 126, ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 205 и ч. 3 ст. 222 УК к лишению свободы сроком на 11 лет. Он признан виновным в похищении двух лиц с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, организованной группой, в приготовлении к терроризму организованной группой, а также в незаконном хранении взрывного устройства организованной группой.

Как установил суд, летом 2000 г. Костоев и пятеро не установленных следствием лиц объединились в организованную преступную группу для совершения террористических актов на территории РФ. С этой целью они приобрели и хранили взрывное устройство, различное стрелковое оружие и боеприпасы. Осенью того же года они, угрожая оружием, похитили самовольно оставивших воинскую часть Курзаева и Рябкова и насильно удерживали их до апреля 2001 г. За этот период Костоев и другие неоднократно навещали находившихся в заточении потерпевших, склоняли их к совершению в будущем, после увольнения в запас, актов терроризма. При этом им демонстрировалось самодельное взрывное устройство и объяснялось, что подобное будет доставлено для исполнения террористических актов по месту их жительства. Опасаясь за свои жизни и стремясь обрести свободу, Курзаев и Рябков согласились с требованием похитителей, после чего их освободили.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ 17 ноября 2004 г. рассмотрела кассационные жалобы осужденного и его адвоката и оставила приговор суда первой инстанции без изменения.

Субъективная сторона терроризма характеризуется прямым умыслом. Лицо, совершающее акт терроризма, умышленно совершает общественно опасные действия, угрожающие жизни и здоровью людей причинением значительного ущерба или иными тяжкими последствиями в целях нарушить общественную безопасность, устрашить население, оказать влияние на решения и действия властей.

По объективной стороне терроризм схож с рядом других преступлений, но различен по субъективной стороне. Так, при диверсии (ст. 218 УК), совершаемой путем взрывов или путем поджога имущества, умысел направлен на подрыв экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации.

Если лицо, совершая акт терроризма, желает гибели людей или сознательно допускает такие последствия, то его действия подлежат квалификации по совокупности ст. ст. 105 и 205 УК.

Верховным Судом Чеченской Республики 24 июня 2004 г. Идрисов осужден по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 205, п. п. "а", "б", "е", "ж" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 УК РФ за совершение террористического акта, умышленное убийство, покушение на убийство двух и более лиц в ходе совершения террористического акта при квалифицирующих обстоятельствах. Преступления им совершены в г. Грозном с 2001 по 2002 г.

9 июля 2001 г. Идрисов вступил в преступный сговор с двумя лицами о подрыве автобронетехники с федеральными военнослужащими. Для этого они на следующий день установили на проезжей части дороги артиллерийский снаряд, смонтировав на нем взрывное устройство, приводимое в действие дистанционным управлением. Идрисов, действуя по разработанному с соучастниками плану, расположился недалеко от места закладки взрывного устройства. Когда мимо указанного места проезжала автомашина с сотрудниками милиции, он по рации сообщил об этом своим соучастникам, которые по его команде привели в действие взрывное устройство. В результате подрыва фугаса один человек погиб, а нескольким лицам причинены телесные повреждения различной степени тяжести.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев в судебном заседании 8 декабря 2004 г. кассационные жалобы осужденного и адвоката, оставила приговор в отношении Идрисова без изменения.

Квалифицирующие признаки ч. 2 ст. 205 УК - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору либо с применением огнестрельного оружия. Оружие может использоваться как для непосредственного исполнения террористического акта, так и для устранения препятствий осуществлению акта терроризма другим способом. В этом смысле как применение огнестрельного оружия должны квалифицироваться демонстративная стрельба, угроза открыть стрельбу по людям, так как такие действия подавляют волю к сопротивлению акту терроризма.

Вместе с тем не образует квалифицирующего признака применение оружия в целях избежать задержания после совершения акта терроризма.

Совершение преступления организованной группой (ст. 35 УК) либо повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, а равно сопряженное с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения квалифицируется по ч. 3 ст. 205 УК.

Под иными тяжкими последствиями применительно к ч. 3 ст. 205 УК понимается гибель по неосторожности людей либо причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью двух или более лиц, эпидемии, невосполнимый ущерб природным объектам, гибель памятников истории и культуры, уничтожение важных народнохозяйственных объектов, отразившееся на экономической безопасности и обороноспособности страны, и т.д.

Субъект преступления - лицо, достигшее 14-летнего возраста, независимо от гражданства.

В соответствии с примечанием к ст. 205 УК лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится состава иного преступления.

Данное примечание относится к актам терроризма, подготавливаемым группой лиц. Если лицо самостоятельно в одиночку готовится к совершению такого акта, но добровольно отказалось от исполнения своего намерения, оно не подлежит уголовной ответственности на основании ст. 31 УК ввиду добровольного отказа.

Особенностью данной нормы является наличие ряда условий для того, чтобы сообщение о готовящемся акте терроризма послужило основанием для освобождения от уголовной ответственности за терроризм:

во-первых, сообщение должно быть своевременным, т.е. дающим властям возможность предотвратить преступление;

во-вторых, сообщение должно быть сделано тем органам власти, которые в состоянии принять меры для предотвращения акта терроризма.

Не имеет значения форма, в которой сделано такое сообщение. Оно может быть как открытым, так и анонимным. Сообщение может быть сделано как лично, так и через других лиц, в том числе и должностных, достаточно только, чтобы сообщивший об акте терроризма был уверен, что о его заявлении будет своевременно сообщено органам власти.

К иным способам предотвращения акта терроризма относятся обезвреживание средств его совершения, психическое и физическое воздействие на других его участников, привлечение к предотвращению акта терроризма должностных лиц и граждан, дезинформация других участников акта терроризма, помешавшая осуществлению их планов, и т.д.

Если лицо участвовало в подготовке или совершении нескольких актов терроризма, оно освобождается от уголовной ответственности только за те из них, совершение которых оно предотвратило.

Вовлечение в совершение преступлений террористического характера

В связи с возрастающей опасностью действий террористического характера Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 103-ФЗ УК был дополнен ст. 205.1, установившей уголовную ответственность за вовлечение в совершение преступлений, предусмотренных ст. ст. 205 (терроризм), 206 (захват заложника), 208 (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем), 211 (угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава), 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), 360 (нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой), или склонение лица к участию в деятельности террористической организации, вооружение либо обучение лица в целях совершения указанных преступлений, а равно финансирование акта терроризма либо террористической организации.

Объектом данного преступления является общественная безопасность в широком смысле слова, так как диспозицией статьи охватываются разнообразные формы содействия практически всем видам деяний террористического характера.

Объективная сторона преступления заключается:

Санкция за перечисленные выше деяния - от четырех до восьми лет лишения свободы (ч. 1 ст. 205.1 УК).

Квалифицирующим признаком является совершение указанных выше действий с использованием своего служебного положения, что наказывается лишением свободы на срок от 7 до 15 лет или штрафом (ч. 2 ст. 205.1 УК).

Субъектом данного преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом, т.е. лицо осознает, что его действия способствуют актам террористического характера, и желает этого. Мотивы таких действий не имеют значения для квалификации преступления, они могут носить политический, религиозный, националистический, личный характер.

УК предусматривает освобождение от уголовной ответственности лица, совершившего преступление, предусмотренное ст. 205.1, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма либо иного, указанного в этой статье преступления террористического характера и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

Захват заложника

Включение ст. 206 "Захват заложника" УК в главу "Преступления против общественной безопасности" указывает на возросшую опасность этого преступления. Статья предусматривает ответственность за захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника.

Захват заложника признается преступлением международного характера. Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 18 декабря 1979 г., определяет основные направления противодействия этому преступлению.

В ст. 206 УК целью преступления является совершение представителями государства, организациями либо гражданами определенных действий как условия для освобождения заложника. Именно специфичность цели отличает предусмотренное ст. 206 УК преступление от других преступлений, также связанных с незаконным лишением свободы.

Объектом преступления является, с одной стороны, общественная безопасность, а с другой - физическая и психическая неприкосновенность личности.

В нашей стране захват заложников, как вид преступления, получил широкое распространение со второй половины 80-х гг. XX в. Нередко он сочетается с политическим терроризмом (захваты заложников в г. Буденновске, зрителей мюзикла "Норд-Ост" и т.д.). Зачастую эти деяния сопровождаются многочисленными человеческими жертвами, серьезно дестабилизируют политическую и социальную ситуацию.

Объективная сторона заключается в насильственном захвате или удержании в определенном месте людей и в выдвижении требований совершить определенные действия в обмен на их освобождение.

Преступление считается оконченным с момента захвата заложника, а также в случае, если лицо удерживает (т.е. препятствует освобождению) уже захваченного другими лицами заложника независимо от продолжительности удержания.

Захват заложника может осуществляться как открыто, так и тайно, с применением физического насилия либо без такового (например, завлечение заложника с помощью обмана на место его удержания).

Захват заложника, как правило, связан с угрозой причинения вреда его жизни или здоровью в случае невыполнения предъявленных государству, организации или гражданину требований.

Для квалификации преступления не имеет значения характер требования, законным или незаконным оно является.

Не требуют самостоятельной квалификации угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при захвате заложника или его удержании, высказываемые как представителю власти или общественности, так и захваченному лицу.

Угроза расстрелом заложников и иные действия, совершенные в целях понуждения к выполнению какого-либо действия как условия освобождения заложника, охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 206 УК, и дополнительной квалификации по ст. 205 УК не требуют.

Б. и Х., наряду с другими преступлениями, признаны виновными в захвате и удержании лиц в качестве заложников в целях понуждения государства совершить какое-либо действие как условие освобождения заложников, а также в терроризме. Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор в отношении указанных лиц изменила по следующим основаниям.

Действия Б. и Х., связанные с захватом и удержанием заложников с требованием предоставить оружие и самолет, угрозами расстрелом заложников и созданием угрозы для жизни людей путем взрыва канистр с бензином, квалифицированы наряду со ст. 206 УК и по ст. 205 УК как терроризм. Между тем из материалов дела усматривается, что угрозы расстрелом заложников и производство выстрелов из автоматов в воздух не были направлены на нарушение общественной безопасности, устрашение населения или оказание воздействия на принятие решения органом власти, а преследовали цель добиться от командования выполнения требований о предоставлении оружия и самолета, чтобы вылететь с острова. Канистры же с бензином занесены в автомобиль, а затем в салон самолета в других целях. При таких обстоятельствах Военная коллегия пришла к выводу о том, что вышеуказанные действия Б. и Х. охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 206 УК, в совершении которого они признаны виновными, и не требуют дополнительной квалификации по ст. 205 УК.

Умышленное убийство заложника либо умышленное причинение вреда его здоровью квалифицируются самостоятельно по совокупности со ст. 206 УК.

Сходным по диспозиции с п. "ж" ч. 2 ст. 206 УК является п. "ж" ч. 2 ст. 126 УК (похищение человека из корыстных побуждений), когда требования корыстного характера предъявляются не к потерпевшему, а к третьим лицам. Для квалификации действий, связанных с удовлетворением материальных требований, по ст. 206 УК требуется, чтобы они предъявлялись открыто, с расчетом на то, что они станут известны общественности и властям, в то время как при похищении человека преступник выдвигает свои требования тайно, не желая, чтобы они получили огласку и стали известны властям.

Часть 2 ст. 206 УК предусматривает в качестве квалифицирующих признаков:

Преступление, предусмотренное ст. 206 УК, совершается с прямым умыслом, т.е. субъект сознает, что захватывает или насильственно удерживает человека в целях понуждения государства, организаций или отдельных граждан выполнить выдвигаемые им требования. Если действия, начатые как похищение человека (ст. 126 УК), перерастают в захват заложника (например, предъявление определенных требований работникам правоохранительных органов при блокировании ими преступника вместе с похищенным человеком с угрозой расправиться с похищенным в случае их невыполнения), то они квалифицируются по совокупности преступлений.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности только за действия, предусмотренные ст. 206 УК. Если же при захвате заложника совершены действия, предусмотренные другими статьями УК (причинение вреда здоровью, умышленное уничтожение чужого имущества, преступное нарушение правил, регулирующих изготовление, приобретение и использование оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем и т.д.), то освобождение заложника не освобождает от уголовной ответственности за эти действия, и лицо освобождается от ответственности только по ст. 206 УК.

Добровольным признается освобождение заложника, когда оно происходит по инициативе лиц, захвативших его, и при наличии объективных обстоятельств, позволяющих продолжать его удержание. Освобождение заложника по требованию властей можно считать основанием для освобождения от уголовной ответственности только в том случае, если оно имело место до начала силовой акции (штурма, применения спецсредств или иных способов подавления захватчиков и т.д.) по освобождению заложника.

Верховным Судом Республики Дагестан Р. осужден к лишению свободы:

Он признан виновным в совершении по предварительному сговору с лицами (дело в отношении которых выделено в отдельное производство) похищения человека и удержании его в качестве заложника.

Утром 18 июня 1993 г. Р. получил сообщение о том, что его двоюродная сестра М. похищена Ш.М. для вступления с нею в брак. В послеобеденное время Р. и лица, не установленные следствием, находились перед зданием прокуратуры Республики Дагестан, куда приехал и Ш.Ш. - брат похитителя. Р. по сговору с не установленными следствием лицами схватил его, втолкнул в машину и увез, т.е. совершил его похищение. Затем Р. и другие лица привезли Ш.Ш. на гору Тарки-Тау, где удерживали в качестве заложника, избивали, требуя указать местонахождение М. Около 17 час. того же дня М. была доставлена в Советский РОВД г. Махачкалы. Убедившись, что она жива и здорова, Р. с не установленными следствием лицами решили освободить Ш.Ш. Около 22 час. 30 мин. они привезли Ш.Ш. к нему домой, где в ходе возникшей перестрелки с не установленными следствием лицами он был убит.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений, прекращении уголовного дела и освобождении Р. от уголовной ответственности на основании примечаний к ст. ст. 126 и 206 УК РФ (диспозиции которых соответствуют содержанию ранее действовавших ст. ст. 125.1 и 126.1 УК РСФСР). По его мнению, в данном случае должны были быть учтены указанные примечания, устанавливающие, что лица, похитившие человека или удерживающие его в качестве заложника, освобождаются от уголовной ответственности в случае, когда они добровольно освободили заложника (либо похищенного) и если в их действиях не содержится иного состава преступления.

Президиум Верховного Суда РФ 23 июля 1997 г. протест оставил без удовлетворения, указав следующее. Как видно из материалов дела, освобождение удерживаемого в качестве заложника Ш.Ш. осуществлено Р. и его соучастниками только после того, как М. была освобождена родственниками Ш. Таким образом, фактически заявленные требования похитителей оказались выполненными. Действия Расулова нельзя расценивать как "добровольные" в том смысле, как "добровольность" понимается уголовным законом, поскольку фактическое освобождение потерпевшего состоялось уже после выполнения условий, выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута и оказался утраченным смысл дальнейшего удержания заложника. При таких обстоятельствах Расулов не может быть освобожден от уголовной ответственности на основании примечаний к ст. ст. 126 и 206 УК РФ.

Правило об освобождении от ответственности лиц, освободивших заложников, применимо и к случаям, перечисленным в ч. ч. 2 и 3 ст. 206 УК.

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма - это сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинении значительного имущественного ущерба либо наступлении иных общественно опасных последствий.

Опасность этого преступления - в дезорганизации деятельности органов власти и охраны правопорядка, отвлечении сил и средств на проверку ложных сообщений, причинении материального ущерба, вызванного нарушением нормального ритма работы организаций, учреждений и транспортных средств.

Состав преступления образуют только заведомо ложные сообщения о готовящемся акте терроризма. Поэтому не влекут ответственности по ст. 207 УК заведомо ложные сообщения о якобы совершенных актах терроризма.

Поскольку способы совершения преступления при терроризме и диверсии в основном совпадают, а ст. 207 УК указывает на наступление ответственности за ложную информацию о готовящихся взрывах, поджогах или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, не связывая их с информацией о целях готовящихся актов, ответственность по комментируемой статье наступает и за заведомо ложное сообщение о готовящейся диверсии.

Объектом данного преступления является общественная безопасность.

Объективная сторона заключается в сообщении о готовящемся террористическом акте. Оно может быть сделано в различной форме: устно, письменно, по телефону и т.д. и должно быть адресовано органам, защищающим правопорядок, либо направлено в иные государственные, муниципальные, общественные или коммерческие организации, а также в средства массовой информации.

Формы и способы сообщения заведомо ложных сведений не влияют на квалификацию преступления, достаточно, чтобы лицо было уверено, что его сообщение достигнет цели.

Преступление считается оконченным с момента сообщения адресату ложной информации.

Заявление о готовящемся террористическом акте, сделанное публично в целях опорочить гражданина без расчета на реагирование органов власти и управления путем принятия мер по его предотвращению, влечет ответственность за клевету (ст. 129 УК).

Если же сообщающий о готовящемся акте допускает действия органов власти и управления по его предупреждению и одновременно ложно обвиняет конкретных лиц, его действия подлежат квалификации по совокупности ст. ст. 207 и 129 (клевета) или ст. 306 (заведомо ложный донос) или ст. 282 УК (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды), в зависимости от обстоятельств дела.

Заведомо ложное сообщение о готовящемся акте терроризма, сделанное в целях отвлечь внимание от действительно готовящегося акта терроризма, лицом, участвующим в его подготовке, не требует дополнительной квалификации по ст. 207 УК. Эти действия охватываются диспозицией ст. 205 УК (терроризм) как часть подготовки или совершения акта терроризма.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо, передающее заведомо ложное сообщение, рассчитывает на соответствующее реагирование властей или нарушение общественного спокойствия.

Заведомо ложное сообщение о готовящемся акте терроризма, сопровождающееся выдвижением условий органам власти либо переданное в целях нарушения общественной безопасности или устрашения населения, образует состав преступления, предусмотренного ст. 205 УК (терроризм).

Организация незаконного вооруженного формирования (НВФ) и участие в нем

Часть 1 этой статьи предусматривает ответственность за создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким формированием, а ч. 2 - за участие в таком формировании.

Объектом данного преступления является общественная безопасность, поскольку наличие незаконных вооруженных группировок чревато угрозой серьезных антиобщественных выступлений с применением оружия, с возможными человеческими жертвами.

С объективной стороны НВФ - это устойчивое объединение лиц, обладающих оружием. Для них характерна внутренняя организация, наличие командования. НВФ могут быть разной степени организованности, численности и оснащенности, для квалификации действий это значения не имеет.

Статья 208 УК предусматривает ответственность за создание, руководство вооруженным формированием, а также за участие в нем.

Общий признак, характерный для данной нормы, - создание вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом.

НВФ могут быть оснащены как военным вооружением и техникой, так и другими видами оружия.

Создание НВФ означает организационную деятельность, способствующую их образованию и функционированию. Она может выражаться в идейном обосновании необходимости создания НВФ, планировании работы по их формированию, приобретению оружия и боеприпасов, вовлечении людей в их состав и т.д.

Для квалификации действий не имеет значения, является ли лицо, занимающееся созданием НВФ, его членом.

Руководство НВФ выражается в осуществлении управленческих функций как в отношении всего формирования, так и его части.

Участие в НВФ может выражаться в двух формах:

НВФ могут создаваться для достижения различных целей: политических, религиозных, сепаратистских, коммерческих и т.д. Создание устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан или на организации квалифицируется по ст. 209 УК (бандитизм).

Преступление считается оконченным с момента организационного оформления формирования и вооружения хотя бы части ее членов. Предшествующая организаторская деятельность либо объединение лиц, желающих создать НВФ, но без их вооружения, образует покушение на создание и руководство таким формированием. Приготовление к созданию НВФ (например, высказывание намерения образовать его, сговор на его создание) состава преступления в силу ч. 2 ст. 30 УК не образует, поскольку это преступление относится к преступлениям средней тяжести.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона преступления - наличие прямого умысла. Лицо осознает, что создает вооруженное формирование, либо руководит им, либо участвует в его деятельности, несмотря на то, что это не предусмотрено федеральным законом.

Действия в связи с участием в НВФ, содержащие другие составы преступления (убийства, уничтожение имущества, захват заложников и т.д.), квалифицируются для участников НВФ, их совершивших, по совокупности со ст. 208 УК. Лица, создавшие НВФ и руководившие ими, несут ответственность за преступления, совершенные его участниками, если они охватывались их умыслом.

Статья 208 предусматривает поощрение лиц, отказавшихся от участия в НВФ. Согласно примечанию к этой статье лицо, добровольно прекратившее участие в НВФ и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Добровольное прекращение участия в НВФ следует отличать от вынужденного прекращения такого участия в силу обстоятельств, угрожающих жизни и здоровью участника НВФ (например, при блокировании силами охраны правопорядка), которое не влечет освобождения от уголовной ответственности.

Если участник НВФ не был вооружен, для освобождения его от уголовной ответственности достаточно факта добровольного прекращения участия в НВФ.

Упомянутые в примечании лица освобождаются от уголовной ответственности только за действия, предусмотренные ст. 208 УК.

Совершение иных преступлений в связи с участием в НВФ влечет уголовную ответственность по соответствующим статьям УК.

Бандитизм

Статья 209 УК предусматривает ответственность за одно из наиболее опасных преступлений. Исторически бандитизм, как организованная преступная деятельность больших групп вооруженных людей, совершающих нападение на населенные пункты, хозяйственные объекты или на отдельных граждан или группы граждан, существовал с древнейших времен.

Во время Гражданской войны в России и в последующие годы получил большое распространение политический бандитизм, нередко сочетавшийся с экономическим, т.е. вооруженным захватом материальных ценностей и финансовых средств. В УК РСФСР бандитизм был отнесен к числу государственных преступлений.

Развитие рыночных отношений и общий рост преступности способствовали росту числа банд в современной России, в первую очередь нацеленных на экономические преступления.

Согласно ст. 209 УК бандой признается устойчивая вооруженная группа, образовавшаяся для нападений на граждан и организации. Часть 1 ст. 209 УК предусматривает ответственность за создание и руководство бандой, ч. 2 - за участие в банде и в совершаемых ею нападениях.

Объектом преступления является общественная безопасность, в качестве факультативных элементов объекта преступления могут быть жизнь и неприкосновенность личности, экономическая безопасность, право собственности и т.д. в зависимости от предмета посягательства банды.

Объективная сторона преступления достаточно сложная.

Для признания группы лиц, объединившихся в целях нападения на граждан или организации, бандой необходимы два признака:

Об устойчивости банды могут свидетельствовать такие признаки, как стабильность ее состава и организационных структур, сплоченность ее членов, постоянство форм и методов преступной деятельности.

Московским городским судом 28 января 2002 г. за бандитизм и другие преступления осуждены Колегов и еще семеро человек. По приговору суда признаны виновными:

Преступления совершены в г. Москве и Московской области в период с 1994 по 1997 г. В кассационных жалобах осужденные и их адвокаты сослались на то, что никакой банды не существовало, Колегов не мог быть ее создателем, а остальные - являться участниками банды, просили об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 7 августа 2003 г. приговор изменила в части назначения наказания, в остальном оставила его без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения по следующим основаниям. Как следует из приговора, в котором оценке подвергнуты все признанные достоверными доказательства, К. совместно с Н. не позднее января 1994 г. создал банду и руководил ею. Цель создания банды - нападения на коммерсантов, граждан, организации, препятствующих незаконному и систематическому получению с них денег и иного ценного имущества, контролю за их деятельностью, расширению сфер влияния на них и на их бизнес, а также на членов и лидеров преступных группировок и устранение своих членов банды, потерявших доверие. Являясь организатором и руководителем банды, К. обсуждал вопросы вовлечения в банду новых членов, давал указания о совершении конкретных преступлений, распределял обязанности и роли между членами банды при совершении преступлений, поручал им сбор информации о будущих жертвах, о лидерах враждебных преступных группировок, доверял сбор денежных средств с коммерсантов, анализировал действия участников банды после совершения преступлений, выплачивал им постоянное денежное вознаграждение, организовывал их физическую подготовку, обучал владению огнестрельным оружием, проводя стрельбы в различных населенных пунктах Московской области, выделял деньги для приобретения транспортных средств, решал вопросы о средствах на погребение погибших и на лечение пострадавших в преступлениях членов банды, денежных выплатах их родственникам, давал указания об устранении неблагонадежных участников банды. Об устойчивости и организованности банды свидетельствовали ее сплоченность, стабильность состава, тесная взаимосвязь между ее членами: "младшие" подчинялись "старшим", отчитывались перед ними за свои действия, некоторые выполняли постоянные функции водителей и охранников одновременно, другие занимались приобретением и хранением огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, третьи - участвовали в нападениях на простых граждан и на коммерсантов, иные регистрировали на свое имя сотовые телефоны и пейджеры, собирали необходимую информацию или выполняли другие указания организаторов и руководителей. Устойчивость банды также характеризуют длительность ее существования - с 1994 по 1997 г., постоянство форм и методов преступной деятельности. О вооруженности банды свидетельствует наличие у ее членов огнестрельного оружия, боеприпасов, с чем многие из них задерживались неоднократно и были осуждены к различным срокам лишения свободы. Часть оружия и боеприпасов, принадлежавшая банде, обнаружена и изъята на месте совершения ими преступлений в отношении конкретных лиц. Часть - в используемых ими транспортных средствах, в других случаях оружие и боеприпасы обнаружены и изъяты на квартирах, снимаемых членами банды. Все были осведомлены о наличии оружия у каждого члена банды.

Вооруженность банды означает наличие оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленность об этом других членов банды, осознающих возможность его применения.

Оружие может быть различным: боевое и охотничье огнестрельное, холодное оружие промышленного или кустарного изготовления, а также различные взрывные устройства, газовое и пневматическое оружие.

Вместе с тем использование участниками нападения непригодного к целевому применению оружия или его макетов не может рассматриваться в качестве признака вооруженности банды.

По делу по обвинению З. и др., осужденных, в частности, за бандитизм, ни органы следствия, ни суд не установили, какое оружие было на вооружении банды, соответствует ли оно требованиям, изложенным в Законе "Об оружии". Таким образом, вывод суда об организации виновными банды при отсутствии доказательств использования ими пригодного для применения оружия не доказан. Президиум Верховного Суда отменил приговор по ст. 209 УК, а дело производством в данной части прекратил за недоказанностью.

Создание банды - любая работа по ее организации, в том числе сговор, подыскание соучастников, приобретение оружия, разработка планов и распределение ролей среди ее участников и т.п.

Преступление считается оконченным с момента создания банды, независимо от того, были ли совершены запланированные ею преступления. Если активные действия по созданию устойчивой вооруженной группы не были доведены до конца в силу их пресечения органами власти либо по другим, не зависящим от воли организаторов причинам, они должны квалифицироваться как покушение на организацию банды.

Под руководством бандой имеется в виду выполнение одним или несколькими лицами командных функций внутри банды по соглашению между ее членами.

Участие в банде предполагает вхождение в ее состав независимо от участия в совершаемых ею нападениях. Субъектом участия в таких нападениях могут быть как члены банды, так и присоединившиеся к ним лица, сознающие, что они участвуют в нападении, совершаемом вооруженной бандой.

Диспозиция ст. 209 УК не связывает ответственность за организацию и участие в банде со сроками ее создания и действиями, а также наличием лидера.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменяя приговор в части осуждения по ст. 209 УК и прекращая дело производством за отсутствием состава преступления, мотивировала свое решение тем, что виновные действовали в течение короткого промежутка времени - менее одного месяца, у членов группы не успел сформироваться руководитель и выделиться лидер. Президиум Верховного Суда РФ отменил определение Судебной коллегии и направил дело на новое кассационное рассмотрение, указав следующее. По смыслу закона обязательными признаками банды являются вооруженность, организованность и устойчивость группы. Суд установил и правильно отразил в приговоре, что виновные хотя и действовали менее месяца, однако совершили ряд преступлений в одном и том же составе и при обстоятельствах, свидетельствующих о распределении ролей между ними; во всех эпизодах преступлений применялось оружие. То обстоятельство, что члены группы находились между собой в родственных отношениях, объясняет, почему среди них не выделился явный лидер, а все действовали на "равных правах".

Нападение согласно ст. 209 УК сопровождается реальной опасностью немедленного применения насилия. Применение находящегося у членов банды оружия или угроза его применения не обязательны, для квалификации по ст. 209 УК достаточно, чтобы при нападении оружие находилось у одного или нескольких членов банды в целях его применения и его участники были осведомлены об этом.

Участие в банде может также выражаться в укрывательстве ее членов, оружия, имущества, добытого преступным путем, создании условий, облегчающих нападение, устранении обстоятельств, препятствующих нападению, и иных активных действиях, обеспечивающих ее деятельность.

Если лицо, не являясь членом банды, содействовало ее преступной деятельности, сознавая характер этой преступной организации, то такое содействие квалифицируется как пособничество бандитизму (ст. ст. 33 и 209 УК). Если лицо содействовало нападению банды, не сознавая, что помогает устойчивой вооруженной группе, то его действия квалифицируются как соучастие в преступлениях, которые охватывались его умыслом.

Конкретные цели осуществляемых вооруженной бандой нападений не определены законом и могут быть различны: убийство, завладение чужим имуществом, изнасилование, вымогательство, уничтожение чужого имущества и т.д.

Совершенные в процессе организации и функционирования банды, в том числе при нападениях, любые преступления квалифицируются самостоятельно по совокупности со ст. 209 УК.

С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом, т.е. лицо осознает, что оно участвует в деятельности устойчивой вооруженной группы, создает ее либо руководит ею.

Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица от 14 до 16 лет несут ответственность только за те преступления, в совершении которых они участвовали в составе банды и которые предусмотрены ч. 2 ст. 20 УК, т.е. за которые предусмотрено наступление уголовной ответственности с 14-летнего возраста.

В качестве квалифицирующего признака предусмотрено участие в бандитизме специального субъекта - лица, использующего свое служебное положение (ч. 3 ст. 209 УК).

Судебная практика знает случаи создания банд либо участия в их нападениях работников милиции, сотрудников охранных служб. Особую опасность представляет то, что многие из таких лиц вооружены на законных основаниях, а некоторые принимают участие в расследовании бандитских нападений.

Вышеупомянутое Постановление Пленума Верховного Суда РФ в п. 11 разъясняет: "...под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 УК) следует понимать использование лицом своих властных и иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов и т.п.".

Длительное время судебная практика исходила из того, что состав бандитизма охватывает все иные преступления, которые совершаются при актах бандитизма.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. "О судебной практике по делам о бандитизме" суды стали квалифицировать по совокупности с бандитизмом также совершенные во время бандитских нападений тяжкие преступления.

Принятие в 1996 г. нового УК, изменившего содержание статьи об ответственности за бандитизм, потребовало иного подхода к проблемам квалификации совершаемых во время бандитских нападений преступлений.

Пленум Верховного Суда РФ Постановлением от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" дал разъяснение, согласно которому в соответствии с требованиями ст. 17 УК совершенные при бандитских нападениях преступления должны самостоятельно квалифицироваться по соответствующим статьям УК, а наказание назначаться по правилам совокупности преступлений.

Устойчивость и сплоченность - эти признаки отличают бандитизм от разбойного нападения, совершаемого группой лиц по предварительному сговору с применением оружия (ч. 2 ст. 162 УК).

Организация преступного сообщества (преступной организации)

Она относится к числу наиболее опасных преступлений. Указанная статья предусматривает ответственность за деяния, связанные с организованной преступностью, получившей в нашей стране широкое распространение.

Часть 1 устанавливает ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Определение преступного сообщества в ст. 210 УК корреспондируется с его определением в ст. 35 УК, согласно которой преступное сообщество (преступная организация) - это сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Деятельность преступного сообщества характеризуется охватом большого пространства, включая выход за рубеж и связи с международной мафией. Как правило, оно состоит из структурных подразделений, либо объединенных общим руководством, либо координирующих свою деятельность, в том числе и при совершении опасных и особо опасных преступлений. Нередко преступное сообщество ведет свою деятельность конспиративно, тщательно отрабатывая систему защиты от правоохранительных органов, включая проникновение в их ряды. Вступая в связи с бизнесом, преступные сообщества располагают значительными материальными ресурсами, стараются иметь своих людей в органах государственной власти и местного самоуправления.

Законодатель предусмотрел за организаторскую деятельность и руководство преступным сообществом (ч. 1 ст. 210 УК) строгое наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 15 лет.

Участие в преступном сообществе либо в объединении организаторов, руководителей и иных представителей организованных групп (ч. 2 ст. 210 УК) наказывается лишением свободы на срок от 3 до 10 лет.

Объектом данного преступления является общественная безопасность, поскольку организованная преступность создает непосредственную угрозу нарушения нормальной работы государственного механизма, подрывает экономическую безопасность, угрожает жизни, здоровью и собственности большого круга людей.

Объективная сторона преступления заключается в организаторской деятельности, выражающейся в создании преступного сообщества, руководстве им либо в создании объединения организаторов, руководителей или иных представителей преступных группировок, а также в личном участии в преступном сообществе либо в объединении организаторов, руководителей или представителей организованных групп.

Создание преступного сообщества предполагает деятельность по его организации. При этом лицо осознает, что преступное сообщество создается для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Преступление считается оконченным с момента создания преступного сообщества, что может выразиться, в частности, в получении согласия членов сообщества на совместную преступную деятельность, разработку планов совершения преступлений, в заключении соглашения о разделе зон деятельности и т.д. В равной мере это относится и к созданию объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.

Руководство преступным сообществом или входящими в него структурными подразделениями означает выполнение управленческих и командных функций в отношении членов сообщества или структурного подразделения как при совершении преступлений, так и при обеспечении функционирования преступного сообщества.

Участие в преступных формированиях, предусмотренных ч. 1 ст. 210 УК, может выражаться в совершении тяжких и особо тяжких преступлений в их составе, а также в деятельности по обеспечению функционирования таких формирований (финансирование, снабжение информацией, подкуп должностных лиц, обеспечение прикрытия совершаемых членами сообщества преступлений и т.п.).

Содействие деятельности преступного сообщества со стороны лиц, не входящих в его состав (например, разовая продажа оружия, участие в отмывании денег и т.д.), должно квалифицироваться как соучастие в деятельности преступного сообщества, если лицо осознавало характер организации, которой оно оказывает содействие.

Члены преступного сообщества и их соучастники в случае совершения преступлений, связанных с деятельностью этого сообщества, несут ответственность по совокупности ст. 210 УК (либо ст. ст. 33 и 210 УК) и статей, предусматривающих ответственность за совершенные преступления.

Приговором Московского городского суда от 21 февраля 2002 г. создание преступного сообщества и руководство им в целях совершения хищений денежных средств граждан путем мошенничества, а также совершение мошенничества организованной группой обоснованно квалифицировано по ч. 1 ст. 210 и по п. "а" ч. 3 ст. 159 УК. За эти преступления осуждены: Х. и К. по ч. 1 ст. 210 и по п. "а" ч. 3 ст. 159 УК, а С., Б. и З. по ч. 2 ст. 210 и по п. "а" ч. 3 ст. 159 УК. По приговору суда признаны виновными: Х. и К. в создании преступного сообщества в целях совершения хищений денежных средств граждан путем мошенничества, Х. - в руководстве им, К. - в руководстве его структурным подразделением; кроме того, оба - в совершении мошенничества неоднократно, организованной группой лиц, а Х. - с причинением значительного ущерба гражданину; С., З. и Б. - в участии в преступном сообществе и в совершении мошенничества организованной группой, с причинением значительного ущерба гражданину. По этому же приговору осуждены Н., К. и другие лица. В кассационных жалобах осужденные Х. и К., считая свою вину в предъявленных им обвинениях недоказанной, просили отменить приговор; все осужденные считали неправильной квалификацию их действий по ст. 210 УК.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 13 августа 2002 г., рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденных, приговор оставила без изменения. Как видно из показаний Х. на предварительном следствии, признанных судом достоверными, в конце января 2001 г. она стала заниматься "лохотроном" в целях совершения хищений денежных средств мошенническим путем. Эту деятельность она осуществляла со своими сообщниками возле станции метро "Водный стадион" следующим образом. Проходящему мимо гражданину вручался рекламный проспект, после чего ему сообщали о том, что в рамках проводимой рекламной акции он выиграл приз. Другим претендентом на получение приза являлся соучастник преступной группы, выполнявший отведенную ему роль. Поскольку на заведомо несуществующий приз было, таким образом, два претендента, соучастник предлагал вовлеченному гражданину разыграть этот приз. За получение приза граждане вносили денежные суммы, после чего члены преступной группы объявляли их проигравшими и скрывались с похищенными деньгами. Х. осуществляла руководство лидерами нескольких организованных групп, занимавшихся таким мошенничеством. Из числа передаваемых ей похищенных денег она выплачивала "зарплату". Наряду с этим в ее обязанности входило непосредственное наблюдение за совершением преступлений. Как установлено материалами дела, подразделения преступного сообщества представляли собой объединения по 10 и более лиц под единым руководством с четким распределением ролей между соучастниками, жесткой внутренней дисциплиной. У станции метро "Водный стадион" одновременно либо поочередно действовали одна или несколько организованных групп. Похищенные денежные средства граждан аккумулировались руководителями преступных групп и ежедневно передавались Х. Утверждения осужденных о том, что их действия неправильно квалифицированы по ст. 210 УК, безосновательны. С учетом изложенного Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор Московского городского суда в отношении указанных лиц оставила без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Организаторы и руководители преступного сообщества несут ответственность за все преступления, совершенные его членами, которые входили в планы действия сообщества и охватывались их умыслом. В таких случаях их действия должны квалифицироваться по ч. 1 ст. 210 и по ч. 3 ст. 33 УК и соответствующей статье Особенной части УК.

Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона - прямой умысел. Лицо сознает, что оно организует, руководит либо состоит в устойчивом объединении, созданном для совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

Квалифицирующий признак - совершение преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 210 УК, лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 210 УК). Участие в преступном сообществе должностных лиц государственных органов, включая правоохранительные органы и суды, органов местного самоуправления, руководителей финансовых и иных коммерческих структур, лидеров общественных и религиозных объединений многократно усиливает опасность преступной организации.

Случаи, когда преступное сообщество совершает акты бандитизма, квалифицируются по совокупности ст. ст. 209 и 210 УК. В тех же случаях, когда члены преступного сообщества обладают оружием, но не в целях совершения вооруженных нападений (для самообороны, охраны ценностей или лидеров сообщества, торговли оружием и т.п.), содеянное не может квалифицироваться как бандитизм.

Массовые беспорядки

Это действия, в которые вовлечен большой круг людей и которые, как определено в УК, "сопровождаются насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти".

Массовые беспорядки, как правило, представляют из себя действия возбужденной толпы, за которыми нередко стоят подстрекатели и организаторы, преследующие определенные цели. Во время массовых беспорядков на значительной территории нарушается общественный порядок, нарушается, а то и вовсе парализуется деятельность органов государственной власти.

Часть 1 ст. 212 УК предусматривает ответственность за организацию массовых беспорядков, ч. 2 - за участие в них.

Объектом данного преступления является общественная безопасность. Массовые беспорядки также посягают на жизнь и здоровье граждан, сохранность государственной и частной собственности, нормальное функционирование систем жизнеобеспечения (общественного транспорта, энергоснабжения и т.д.).

Объективная сторона данного преступления проявляется:

Организация массовых беспорядков может выражаться в различных формах: планирование и подготовка этих действий, создание групп людей для провоцирования и разжигания массовых беспорядков, подстрекательство к их совершению, руководство действиями участников массовых беспорядков в целях вовлечения их в погромы, поджоги, вооруженное сопротивление представителям власти и т.д. Руководство массовыми беспорядками не обязательно связано с непосредственным участием в их совершении.

Под участием в массовых беспорядках имеется в виду непосредственное выполнение деяний, предусмотренных в диспозиции ч. 1 ст. 212 УК (насилия над гражданами, погромов, взрывов, поджогов, уничтожения имущества, применения оружия, а также оказания вооруженного сопротивления властям), либо содействие их выполнению.

Иные преступления, совершенные участником массовых беспорядков, квалифицируются самостоятельно по совокупности со ст. 212 УК (например, умышленные убийства, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, изнасилование и т.д.).

Московским городским судом 3 августа 2004 г. осуждены: Ля. и В. - по ст. 212, ч. 1 ст. 318 УК; Э. - по ст. 212, ст. 317 УК; Г. и Б. - по ст. 212, ст. 317 УК; Д. и Ли. - по ч. 2 ст. 212 УК. Они признаны виновными в совершении 3 - 4 июня 2003 г. в г. Москве: Ля., В. и Э. - организации массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, уничтожением имущества и участии в них; Г., Б., Д. и Ли. - участии в массовых беспорядках; Г., Э. и Б. - посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов в целях воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка; Ля. и В. - в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Как установил суд, лидеры группировок болельщиков московских футбольных команд В., Ля., Э. 3 июня 2003 г. организовали сбор фанатов на станции метро "Фили" для избиения возвращавшихся с концерта группы "Паблик Энеми" зрителей. В 24-м часу они и другие лица в количестве примерно 200 человек ворвались в вагоны поезда и стали избивать пассажиров и пресекавших их действия сотрудников милиции. Затем участники беспорядков проследовали по Кутузовскому проспекту, где продолжали свои действия, крушили машины, избивали людей. На станции метро "Кутузовская" они разбили стекла в вестибюле, кассах и кабинете дежурного по станции.

Преступление в форме организации массовых беспорядков считается оконченным с момента начала беспорядков, а в форме участия в них - с начала применения насилия и иных преступных посягательств, совершенных участниками беспорядков, либо с начала содействия их выполнению.

Присутствующие при совершении беспорядков, в том числе и одобрительно к ним относящиеся, но не принимавшие в совершении перечисленных в ч. 1 ст. 212 УК действий и не содействовавшие их выполнению, уголовной ответственности по ст. 212 УК не несут.

Часть 3 ст. 212 УК предусматривает ответственность за призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами.

Под призывами к активному неповиновению законным требованиям представителей власти следует понимать распространение таких призывов в письменной (листовки, плакаты, надписи на стенах и т.д.) или устной форме (выступление перед толпой по радио и т.д.). Для квалификации таких призывов требуется, чтобы они были направлены не на гражданское неповиновение, а на активные действия против представителей власти, чтобы требования представителей власти были законными.

Призывы к массовым беспорядкам направлены на вовлечение толпы в действия, предусмотренные диспозицией ч. 1 ст. 212 УК.

Если призывы к насилию над гражданами и другим формам массовых беспорядков сопряжены с подстрекательством толпы на убийство граждан, причинение их здоровью тяжкого или средней тяжести вреда, на изнасилование, то такое подстрекательство квалифицируется самостоятельно по совокупности со ст. 212 УК.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона - прямой умысел. Лицо сознает, что организует беспорядки, которые сопровождаются взрывами, поджогами, насилием над гражданами, вооруженным сопротивлением представителям власти, либо, участвуя в беспорядках, совершает и желает совершить перечисленные выше преступные посягательства.

Не имеют значения для квалификации преступления мотивы его совершения. Это могут быть хулиганские побуждения, устремления политического, националистического, религиозного, социального характера и т.п.

Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава

В число деяний, представляющих повышенную опасность для общества и потому отнесенных к категории преступлений против общественной безопасности, входит ряд преступлений, посягающих на жизненно важные либо представляющие повышенную опасность при эксплуатации объекты хозяйственного назначения. Это:

Видовым признаком этих преступлений является то, что все они не только связаны с причинением ущерба непосредственно хозяйственному объекту, но и представляют непосредственную угрозу для жизни и здоровья большого круга людей, деятельности других предприятий и учреждений большой хозяйственной и социальной значимости, сохранения экологической безопасности окружающей среды. Поэтому общим объектом этих преступлений является общественная безопасность.

С преступлением, связанным с угоном судна морского или воздушного транспорта, по своей объективной стороне схоже пиратство (ст. 227 УК), которое целесообразно рассмотреть в настоящем параграфе в тесной связи с рассмотрением ст. 211 УК.

Статья 211 предусматривает в своей диспозиции также захват такого судна или состава в целях угона.

Особенностью этой статьи является то, что в ней не указана цель угона или захвата транспортных средств, поэтому она может быть любой: совершение акта терроризма, захват заложников, незаконное пересечение государственной границы, завладение транспортным средством или находящимся на нем грузом.

Объект преступления - общественная безопасность, дополнительными факультативными объектами могут выступать в зависимости от цели угона и объективных обстоятельств его совершения нормальная работа транспорта, жизнь и здоровье людей, собственность, общественный порядок.

К воздушным судам относятся самолеты, вертолеты и другие приводимые автономными двигателями в движение летательные аппараты, а также различные воздухоплавательные аппараты: воздушные шары, планеры и т.д., предназначенные для перемещения людей и грузов.

Суда водного транспорта - это плавательные средства, приводимые в движение автономными двигателями или силой ветра. К ним не относятся гребные лодки и другие плавательные средства, приводимые в движение мускульной силой человека.

Под железнодорожным подвижным составом имеются в виду локомотивы, вагоны и дрезины.

Объективная сторона состоит в угоне или захвате в целях угона транспортного средства. Угон - это перемещение средства в пространстве в целях временного или постоянного распоряжения им.

Как угон, так и захват транспортного средства в целях угона предполагает установление контроля над этим средством, с этого момента преступление считается оконченным.

Если контроль над транспортным средством независимо от воли угонщика не установлен, его действия квалифицируют как покушение.

Контроль может состоять как в личном управлении транспортным средством, так и в понуждении его экипажа под угрозой насилия выполнять действия по угону.

Угон, совершаемый в целях совершения другого преступления (хищение транспортного средства, похищение человека и т.д.), квалифицируется по совокупности ст. 211 и соответствующих статей УК.

Угон объективно связан с нарушением правил безопасности и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта (ст. 263 УК), с наличием на борту людей, незаконно лишенных свободы (ст. 127 УК), поэтому подобные преступления самостоятельной квалификации не требуют.

Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста. Им может быть как постороннее лицо, так и член экипажа воздушного или водного судна, работник железнодорожного транспорта.

Субъективная сторона - прямой умысел на угон или захват транспортного средства. Мотив и цель угона, как уже указывалось, могут быть различными, на квалификацию преступления это обстоятельство не влияет.

Преступление квалифицируется по ч. 2 ст. 211 УК, если оно совершено:

Особо квалифицирующими признаками (ч. 3 ст. 211 УК) являются:

Применительно к ч. 2 ст. 211 УК следует иметь в виду, что насилие, опасное для жизни и здоровья, или угроза применения такого насилия выступают как квалифицирующий признак, если оно применяется для угона или захвата воздушного судна, включая насилие для удержания контроля над экипажем. Применение насилия с иной целью (например, убийство пассажиров по политическим мотивам после установления контроля над судном) не образует квалифицирующего признака ч. 2 ст. 211 и должно квалифицироваться самостоятельно.

Требование преступника предоставить предусмотренное ст. 211 УК транспортное средство под угрозой применения к захваченным заложникам насилия, опасного для жизни и здоровья, должно квалифицироваться по совокупности ч. 2 ст. 211 и ст. 206 УК в случае его удовлетворения и как покушение на угон и захват заложника, если транспортное средство не оказалось под контролем преступника.

К иным тяжким последствиям применительно к ч. 3 ст. 211 следует отнести причинение тяжкого вреда здоровью нескольких лиц, аварии, катастрофы, уничтожение стационарных дорогостоящих объектов воздушного, железнодорожного транспорта и т.д.

Пиратство

Оно сопряжено с нападением и захватом морского или речного судна, но по своему содержанию оно существенно отличается от угона или захвата в целях угона такого же судна, предусмотренного ст. 211 УК.

При пиратстве цель нападения - не угон, а завладение чужим имуществом (самим судном, находящимся на его борту грузом, имуществом пассажиров и членов команды). Обязательный признак пиратства - применение насилия либо угроза его применения (ч. 1 ст. 227 УК).

Квалифицирующим признаком является применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 227 УК), особо квалифицирующим признаком, как и при угоне, - совершение акта пиратства организованной группой, либо если нападение повлекло по неосторожности гибель человека или иные тяжкие последствия (ч. 3 ст. 227).

Объекты данного преступления - общественная безопасность и свобода мореплавания.

Объективная сторона выражается в нападении на судно и последующем насилии над членами экипажа, а возможно, и пассажирами в целях завладения чужим имуществом.

В результате нападения судно может быть захвачено, угнано или затоплено. Состав преступления формальный, поскольку преступление является оконченным с момента нападения, независимо от того, удался ли захват судна.

Предметом нападения является морское или речное судно. В российской юрисдикции дело может оказаться в трех случаях:

1) если объектом нападения явилось судно, находящееся в территориальных водах Российской Федерации;

2) если предметом нападения явилось судно, принадлежащее Российской Федерации, независимо от того, в открытом море или в территориальных водах Российской Федерации произошло нападение, поскольку территория судна считается территорией РФ;

3) если в нападении на судно другой страны в открытом море участвовали граждане РФ.

Во всех случаях (кроме случая нападения российских граждан на российское судно в наших территориальных водах) дело может рассматриваться как в российских, так и в зарубежных судах. Но при этом следует иметь в виду, что согласно Конституции РФ гражданин РФ не может быть выдан другому государству, поэтому, если россиянин участвовал в нападении на иностранное судно в международных водах, но был задержан в России, он должен быть осужден российским судом.

Пиратство относится к международным преступлениям, борьба с ним на международном уровне регулируется Женевскими конвенциями 1953 и 1958 гг.

Нужно отметить, что международное определение пиратства значительно шире, чем данное в ст. 227 УК. Согласно Женевской конвенции об открытом море 1958 г. под пиратством понимается акт насилия, задержания или грабежа не только против судна, но и против летательного аппарата, а также лиц и имущества, находящихся на их борту.

В то же время ст. 227 УК не определяет место совершения преступления, т.е. в каких водах должно иметь место нападение, чтобы расценить его как пиратство.

В то же время Женевская конвенция 1958 г. и Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. указывают, что акт пиратства направлен против судов, находящихся в открытом море, оставляя без оценки нападения на суда, совершаемые в территориальных водах.

На основании этого некоторые авторы делают вывод, что ст. 227 УК относится только к преступлениям, совершаемым в открытом море, а подобные нападения на суда во внутренних водах Российской Федерации должны квалифицироваться как разбой или грабеж.

Такая точка зрения является ошибочной. Во-первых, ст. 227 УК предусматривает ответственность за нападения не только на морские, но и на речные суда, а они, как известно, предназначены для плавания во внутренних водах. Во-вторых, при конкуренции общих норм (грабеж, разбой) и специальной нормы (пиратство) должна действовать специальная норма. В-третьих, общественная опасность нападения на судно в территориальных водах России не меньше, чем в случае нападения за их пределами. Поскольку санкции ст. 227 УК значительно строже, чем соответствующих частей ст. 161 (грабеж) и ст. 162 (разбой) УК, было бы нарушением принципа справедливости (ст. 6 УК) квалифицировать те же действия, совершенные в территориальных водах, по более мягким статьям.

Нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики

Атомная энергетика вносит весьма важный вклад в топливно-энергетический баланс. Вместе с тем, как показала Чернобыльская катастрофа, нарушение правил безопасности на ее объектах может иметь катастрофические общественные последствия.

Часть 1 ст. 215 предусматривает ответственность за нарушение правил безопасности при размещении, проектировании, строительстве и эксплуатации объектов атомной энергетики, если это могло повлечь смерть человека или радиоактивное заражение окружающей среды.

Норма по своему содержанию является бланкетной, т.е. отсылочной к другим нормам.

Правила безопасности на объектах атомной энергетики определяются Федеральными законами от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ "Об использовании атомной энергии", от 9 января 1996 г. N 3-ФЗ "О радиационной безопасности населения"; от 10 января 2002 г. "Об охране окружающей природной среды", а также специальными нормативными актами, устанавливающими правила строительства и эксплуатации объектов атомной энергетики.

Круг объектов ядерной энергетики, определенный Федеральным законом "Об использовании атомной энергии", следующий: ядерные установки, радиационные источники, пункты хранения ядерных материалов и радиоактивных отходов.

Ядерные установки представляют собой сооружения и комплексы с ядерными реакторами, как стационарные, так и перемещающиеся; сооружения, комплексы, полигоны, установки и устройства с ядерными зарядами для использования в мирных целях, а также содержащие ядерные материалы сооружения, комплексы, установки для производства, использования, переработки, транспортировки ядерного топлива и ядерных материалов.

Радиационными устройствами называют комплексы, не относящиеся к ядерным установкам, а также аппараты, оборудование и изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение.

Под пунктами хранения ядерных материалов и радиоактивных отходов имеются в виду не относящиеся к ядерным установкам и радиационным устройствам стационарные объекты и сооружения, предназначенные для хранения ядерных материалов и захоронения радиоактивных отходов.

Объектом преступления является общественная безопасность в таких жизненно важных проявлениях, как жизнь и здоровье людей, экологическая безопасность, сохранение экономических ресурсов.

Объективная сторона нарушения правил безопасности на объектах ядерной энергетики заключается в невыполнении или нарушении норм, обеспечивающих их безопасную эксплуатацию, при проектировании, строительстве и работе на соответствующих объектах.

Не могут квалифицироваться по ст. 215 УК такие нарушения правил безопасности на этих объектах, которые создали угрозу для жизни и здоровья людей по причинам, не связанным с ядерным поражением (механические повреждения, поражение электротоком, отравление промышленными ядовитыми веществами).

Не связанные с соблюдением правил безопасности на объектах атомной энергетики незаконные приобретение, хранение, использование, передача или разрушение радиоактивных материалов квалифицируются по ст. 220 УК.

Не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 215 УК, такие нарушения правил строительства и эксплуатации объектов ядерной энергетики, которые не угрожают наступлением последствий, предусмотренных в диспозиции ст. 215 УК.

Часть 1 ст. 215 УК охватывает случаи причинения по неосторожности тяжкого или средней тяжести вреда здоровью одному или нескольким лицам. Дополнительной квалификации этих действий по ст. 118 УК не требуется.

Однако, если такие поражения носили массовый характер, возможна квалификация действий виновных по ч. 2 ст. 215 УК (ввиду наступления иных тяжких последствий).

Часть 2 ст. 215 УК предусматривает ответственность за реальное наступление вредных последствий, т.е. причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, либо радиоактивное заражение местности.

Часть 3 ст. 215 УК предусматривает ответственность, если нарушение требований безопасности повлекло по неосторожности смерть двух и более людей.

Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста, связанное с работой на объекте ядерной энергетики и обязанное в силу служебных обязанностей соблюдать правила ядерной безопасности.

Субъективная сторона - умышленное нарушение правил; по отношению к последствиям в случаях, предусмотренных ч. ч. 2 и 3 ст. 215 УК, вина в форме неосторожности.

Прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения

Статья 215.1 УК была введена Федеральным законом от 27 мая 1998 г. N 77-ФЗ. Ее введение стало реакцией законодателя на участившиеся случаи сознательного нарушения энергоснабжения со стороны поставщиков электроэнергии, тепловой энергии в связи с неплатежами со стороны потребителей. Отключения электроснабжения нередко касались больниц, детских садов и яслей, школ и других социально значимых объектов. Во многих случаях это приводило к заболеваниям, а то и смерти людей, в том числе во время родов и проведения операций.

Часть 1 ст. 215.1 УК предусматривает ответственность за незаконные прекращение или ограничение подачи потребителям электрической энергии либо отключение их от других источников жизнеобеспечения, совершенные должностным лицом, а равно лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, если это повлекло по неосторожности причинение крупного ущерба, тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия.

Ответственность за незаконное прекращение или ограничение подачи потребителям электрической энергии либо отключение их от других источников жизнеобеспечения может наступать в тех случаях, когда такие действия не были разрешены нормативным актом либо договором между снабжающей организацией и абонентом.

Вопросы, связанные с прекращением или ограничением подачи энергии, урегулированы в ст. 546 ГК. Отключение источников энергоснабжения с нарушением установленного в ней порядка в случае наступления последствий, предусмотренных ст. 215 УК, образует состав преступления, определенного этой статьей.

Другие источники жизнеобеспечения - газ, теплоснабжение, водоснабжение и т.д. Важно только, чтобы на снабжающую организацию обязанность по их поставке была возложена в установленном порядке, в частности на основании договора, нормативного или специального акта государственного органа или органа местного самоуправления, принятого в пределах их компетенции.

Президентом РФ, Правительством РФ определены объекты, электроснабжение которых осуществляется независимо от погашения ими задолженности за потребленную электроэнергию.

Объектом данного преступления является общественная безопасность, которая тесно связана с обеспечением потребителей электроэнергией, теплоносителями, водой.

Факультативными объектами являются жизнь и здоровье людей, собственность, обороноспособность и другие общественные институты, чья деятельность во многом обеспечивается своевременным и бесперебойным энергоснабжением.

С объективной стороны преступление выражается:

Наступление по неосторожности смерти человека является квалифицирующим признаком (ч. 2 ст. 215.1 УК).

Под иными тяжкими последствиями следует понимать причинение многим людям средней тяжести вреда здоровью, прекращение деятельности объектов здравоохранения и образования, нарушение нормального функционирования оборонных объектов и т.д.

Субъект преступления - должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, осуществляющей поставку энергии либо иных средств жизнеобеспечения.

Преступление совершается с прямым умыслом, т.е. лицо осознает, что с нарушением установленного законом порядка принимает решение о прекращении или ограничении подачи электрической энергии либо отключает потребителя от других источников жизнеобеспечения. По отношению к последствиям таких действий умысел выступает в форме неосторожности.

Приведение в негодность объектов жизнеобеспечения

Статья 215.2 УК по объекту преступления схожа со ст. 215.1 УК. В то же время эти преступления существенно различаются по остальным признакам преступления. Часть 1 ст. 215.2 УК так определяет содержание деяния: "Разрушение, повреждение или приведение иным способом в негодное для эксплуатации состояние объектов энергетики, электросвязи, жилищного и коммунального хозяйства или других объектов жизнеобеспечения, если эти деяния совершены из корыстных или хулиганских побуждений".

К объектам энергетики по смыслу ст. 215.2 относятся электростанции и иные сооружения и устройства, обеспечивающие электроснабжение, а также системы газоснабжения, снабжения жидким топливом.

К объектам жилищного и коммунального хозяйства относятся системы тепло- и водоснабжения, канализации и т.д. К другим объектам жизнеобеспечения можно отнести, например, системы транспорта и связи.

Объективная сторона может выражаться в ряде действий.

Разрушение - это физическое уничтожение объекта, приведение его в такое состояние, при котором полностью утрачиваются его функции, а ремонт в целях его восстановления становится невозможным.

Повреждение означает причинение объекту такого вреда, при котором его эксплуатация без капитального ремонта становится невозможной.

Иной способ приведения в негодность может заключаться в порче наиболее ответственных механизмов и приборов, их хищении, затоплении объекта водой и т.п., в результате чего прекращается его эксплуатация.

Преступление считается оконченным с момента наступления последствий в виде прекращения работы объекта.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла и мотивом (корысть или хулиганские побуждения). Умысел виновного направлен на причинение вреда объекту, его сознанием охватывается и то, что в результате его действий прекратится его эксплуатация в качестве объекта жизнеобеспечения.

Корыстные побуждения могут проявляться в стремлении нанести ущерб конкуренту в целях захвата его места на рынке, получить страховое возмещение и т.п. Хулиганские побуждения выражаются в форме явного неуважения к обществу, противопоставлении своего личного интереса общественному интересу, характеризуются дерзостью или озорством. Типичным проявлением хулиганского мотива является приведение в негодность объекта жизнеобеспечения без всякой причины или по незначительному поводу.

Состав преступления, предусмотренный ст. 215.2 УК, похож по объективной стороне на терроризм (ст. 205 УК) и на диверсию (ст. 281 УК) и отличается от них прежде всего направленностью умысла, поскольку лицо не посягает на общественную безопасность и не преследует цели подрыва экономической безопасности и обороноспособности государства.

Совершение указанных действий в целях хищения цветных металлов и иных материалов, приборов и иного оборудования должно квалифицироваться по совокупности ст. 215.2 УК и статей, предусматривающих ответственность за хищение чужого имущества.

Если лицо совершает предусмотренные ст. 215.2 УК действия за вознаграждение, получаемое от организации или физического лица, преследующего террористические или диверсионные цели, его действия должны квалифицироваться соответственно по ст. 205 или ст. 281 УК, если его сознанием охватывалась цель, преследуемая заказчиком преступления.

Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицирующими признаками являются совершение преступления:

Субъектом использования своего служебного положения могут быть как работники самих объектов жизнеобеспечения, так и лица, имеющие по службе право доступа к ним:

Часть 3 ст. 215.2 УК предусматривает ответственность за последствия в виде наступления по неосторожности смерти человека в результате прекращения эксплуатации перечисленных в статье объектов.

Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ

Проведение таких работ связано с повышенным риском для работающих на объекте, нарушение упомянутых правил чревато опасными последствиями для широкого круга посторонних людей, не работающих на объектах.

Горными работами называют работы, связанные с выемкой горных пород на объектах открытого типа (разрезы, карьеры и т.д.) либо на подземных объектах (шахты, тоннели и т.д.). Они включают проходку и поддержание в надлежащем состоянии горных выработок.

Правила ведения таких работ устанавливаются нормативными актами Госгортехнадзора России и другими нормативными материалами.

Строительные работы - это работы по сооружению, реконструкции, ремонту, сносу зданий и других сооружений.

Правила их ведения регулируются Строительными нормами и правилами, государственными стандартами и другими нормативными материалами.

Под иными работами понимаются работы на объектах повышенной опасности для окружающих:

Статья 216 УК охватывает также те случаи, когда нарушение правил безопасности при ведении горных и строительных работ выражается в несоблюдении общих норм охраны труда или правил пожарной безопасности. Такие действия квалифицируются по ст. 216 УК и дополнительной квалификации по ст. 143 (нарушение правил охраны труда) и ст. 219 (нарушение правил пожарной безопасности) УК не требуют.

Комментируемая статья охватывает наступление вредных последствий как в процессе проведения работ, так и в процессе эксплуатации горных объектов, построенных зданий и сооружений в будущем, а также после прекращения их эксплуатации, если смерть человека, причинение здоровью вреда или иные тяжкие последствия наступили в результате нарушения правил безопасности при ведении горных или строительных работ.

Крупным ущербом признается ущерб на сумму свыше 500 тыс. руб.

Объектом преступления, кроме общественной безопасности, выступает также здоровье и жизнь человека, собственность.

Объективная сторона преступления заключается в невыполнении либо нарушении специальных правил ведения предусмотренных ст. 216 УК работ. Они могут быть результатом как действия, так и бездействия.

Субъектом преступления может быть любой работник, на которого возложена обязанность соблюдать правила безопасности при ведении горных, строительных и иных работ.

Субъективная сторона по отношению к наступившим последствиям выступает в неосторожной форме вины. Лицо либо не предвидит опасные последствия невыполнения или нарушения им правил безопасности, хотя при должной внимательности должно было их предвидеть, либо допускает возможность их наступления, но самонадеянно предполагает, что их удастся предотвратить.

Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах

Согласно ч. 1 ст. 217 УК преступлением признается "нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, если это могло повлечь смерть человека либо причинение крупного ущерба".

Диспозиция сконструирована таким образом, что преступным признается само нарушение правил безопасности, независимо от наступления вредных последствий, достаточно лишь, чтобы было установлено, что в результате этих нарушений мог погибнуть человек. Такой подход законодателя объясняется высокой степенью вероятности наступления вредных последствий в результате нарушений правил безопасности на таких объектах.

Под взрывоопасными объектами имеются в виду цеха и установки по производству взрывчатых и взрывоопасных веществ, боеприпасов, места их хранения, а также производства, на которых используются взрывоопасные вещества.

К взрывоопасным объектам также относятся предприятия, цеха и установки, на которых в процессе производства создается взрывоопасная среда.

Взрывоопасными могут быть как отдельные вещества, так и их смеси, а также выделяющиеся в процессе производства взрывоопасные фракции, не являющиеся взрывоопасными веществами (например, пары жидкого топлива).

Крупным признается ущерб на сумму свыше 500 тыс. руб.

Часть 2 ст. 217 УК предусматривает ответственность при наступлении в результате нарушений правил безопасности на взрывоопасном объекте по неосторожности смерти человека, а ч. 3 ст. 217 УК - смерти двух и более лиц.

Таким образом, законодатель определяет степень общественной опасности преступления в зависимости от тяжести наступивших последствий.

Объект преступления совпадает с объектом ст. 216 УК.

Объективная сторона выражается в несоблюдении или нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, однако, в отличие от ст. 216 УК, преступным нарушение правил безопасности становится уже до наступления последствий, достаточно возникновения угрозы жизни человека.

Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста, обязанное вследствие своих служебных обязанностей соблюдать правила безопасности на взрывоопасном объекте или производстве.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом в отношении нарушений правил безопасности. Лицо сознает, что им нарушаются правила безопасности во взрывоопасном цехе или на взрывоопасном объекте. Отношения к последствиям выступают в форме преступной неосторожности.

Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (за исключением гражданского гладкоствольного оружия, его боевых частей или припасов к нему)

Незаконный оборот, владение и использование оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств в современной России приобрели особо опасный характер. Поэтому в УК содержатся пять статей (ст. ст. 222 - 226), устанавливающих ответственность за различные виды нарушений правил обращения с ними.

Оборот оружия на территории РФ регулируется Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" (с последующими изменениями и дополнениями).

Пленум Верховного Суда РФ 12 марта 2002 г. принял Постановление N 5 "О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ и взрывных устройств", в котором дал подробные разъяснения по этой категории дел.

Объект преступления, предусмотренного ст. 222 УК, - общественная безопасность, так как предусмотренные ею деяния создают непосредственную угрозу нарушения общественной безопасности.

Под огнестрельным оружием понимают боевое, служебное и гражданское (за исключением гладкоствольного) оружие, предназначенное для поражения цели снарядом, получающим направленное действие за счет пороховых газов и иных воспламеняющихся веществ.

К боевому оружию относятся стрелковое и артиллерийское вооружение, которым оснащены подразделения Министерства обороны РФ, ФСБ РФ и т.д. (ст. 5 Закона "Об оружии").

Служебное оружие - это оружие, используемое должностными лицами государственных органов и работниками юридических лиц, которые имеют его в соответствии с законодательством РФ в целях самообороны или охраны граждан либо определенных объектов (см. ст. 4 Закона "Об оружии").

К гражданскому огнестрельному оружию, предусмотренному ч. ч. 1, 2 и 3 ст. 222 УК, относится нарезное спортивное или охотничье оружие. Судебная практика признает преступным приобретение и другие перечисленные в ст. 222 УК действия в отношении гладкоствольного оружия, переделанного для противоправных целей из охотничьего или спортивного оружия (обрезы, самодельные гладкоствольные пистолеты и т.д.).

Пленум Верховного Суда РФ в вышеупомянутом Постановлении дал разъяснение понятий взрывчатых веществ и взрывных устройств (п. 5). В п. 4 Постановления Пленум указал, что строительно-монтажные, газовые, сигнальные, стартовые пистолеты и револьверы, сигнальные, осветительные, холостые, газовые, строительно-монтажные и иные патроны, не имеющие поражающего элемента (снаряда-пули, дроби, картечи и т.п.) и не предназначенные для поражения цели, а также не содержащие взрывчатых веществ и смесей имитационно-пиротехнические и осветительные средства не относятся к огнестрельному оружию, боевым припасам и взрывчатым веществам, за незаконный оборот которых установлена уголовная ответственность.

Часть 4 ст. 222 УК установила ответственность за незаконный сбыт газового оружия, холодного оружия, в том числе и метательного оружия.

Газовое оружие предназначено для временного поражения человека слезоточивыми или раздражающими веществами.

Холодное оружие как промышленного, так и кустарного изготовления делится на клинковое (кинжалы, боевые ножи, сабли и т.д.), рубящее или ударно-раздробляющее (боевые топоры, булавы, нунчаки, кастеты и т.д.), колющее (штыки, копья и т.д.).

Метательное оружие - дротики, метательные топоры и ножи, режуще-колющие метательные диски и звездочки, а также луки, арбалеты и т.д.

Незаконное приобретение выражается не только в покупке, но и в получении в качестве подарка, в результате обмена, в качестве оплаты и т.д., включая присвоение найденного оружия или взрывчатых средств.

Незаконный сбыт - продажа, дарение, мена, передача для погашения долга и т.д. Незаконное хранение может выражаться как в размещении этих предметов в тайниках, так и в открытом хранении их дома, на работе и т.д.

Незаконная перевозка - перемещение оружия и взрывчатых предметов в пространстве как в присутствии, так и в отсутствие отправителя. Вид транспортного средства не имеет значения для квалификации преступления.

Незаконное ношение - нахождение упомянутых предметов непосредственно при их носителе: либо на теле или в ручной клади, либо в транспортном средстве (автомобиле, мотоцикле и т.д.) во время поездки без цели перевезти оружие в другое место для его хранения или сбыта.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона - только прямой умысел: лицо сознает, что совершает перечисленные в ст. 222 УК деяния.

Статья 222 УК содержит поощрительную норму, согласно которой лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в этой статье, освобождается от уголовной ответственности, кроме случаев, когда они изымаются при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

Не имеют значения мотивы, по которым лицо добровольно сдает оружие. Под добровольной выдачей следует понимать не только физическую передачу, но и сообщение правоохранительным органам достоверной информации о местонахождении предметов, указанных в ст. 222 УК, в соответствии с которой они впоследствии ими изымаются.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 27 сентября 1996 г. прекратила уголовное дело в отношении С., осужденного Ленинским районным судом г. Чебоксары за хранение револьвера, поскольку, будучи задержанным по подозрению в преступлении (вина впоследствии не подтвердилась), С. сообщил о месте нахождения револьвера, который был обнаружен при обыске. Вывод районного суда о том, что в его действиях отсутствует добровольность, поскольку он сообщил о местонахождении оружия в результате длительной беседы с начальником отделения милиции, Судебная коллегия признала ошибочным.

Добровольная сдача имеет место и в тех случаях, когда лицо сообщает о местонахождении оружия, которое было использовано при совершении преступления.

П. был осужден за покушение на убийство из хулиганских побуждений, совершенное группой лиц, и хранение обреза, который он использовал при совершении преступления. Задержанный за совершение преступления П. добровольно указал местонахождение оружия. Президиум Верховного Суда РФ, исключая осуждение П. за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия по этому эпизоду, указал, что мотивы добровольной выдачи П. обреза значения для применения к нему примечания к ст. 222 УК не имеют.

По делу Д. Президиум Верховного Суда РФ указал, что вывод суда первой инстанции, осудившего его по ч. 1 ст. 222 УК, о том, что выдача Д. пистолета не является основанием для освобождения его от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 222 УК, поскольку органам следствия было известно о наличии пистолета у осужденного и ими принимались меры по его отысканию, ошибочен. Приговор в части осуждения Д. по ч. 1 ст. 222 УК отменен с прекращением дела по этому эпизоду.

Статья 223 УК устанавливает ответственность за незаконное изготовление или ремонт огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, а равно за незаконное изготовление боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (ч. 1), а также за незаконное изготовление газового и холодного оружия, в том числе метательного оружия (ч. 4).

Изготовлением, влекущим уголовную ответственность, является создание перечисленных в ст. 223 УК предметов, в том числе путем переделки изделий, не предназначенных для поражения живой силы (строительно-монтажных, газовых, стартовых пистолетов, ракетниц, предметов бытового назначения), в результате которой они приобретают свойства огнестрельного или холодного оружия.

Ремонт огнестрельного оружия, взрывных устройств означает восстановление утраченных ими боевых качеств путем исправления повреждений, восстановления отсутствующих частей, замены негодных или ненадежных деталей.

Законодатель не предусмотрел уголовной ответственности за ремонт газового и холодного оружия. Квалифицирующие признаки: совершение преступления группой лиц (ч. 2) или организованной группой (ч. 3) - распространяются только на деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 223.

Не являются ремонтом работы, производимые с огнестрельным и холодным оружием, не влияющим на его боевые характеристики: покраска, восстановление или нанесение инкрустаций, изготовление чехлов и т.п.

В ст. 223 УК, как и в ст. 222 УК, установлены поощрительные нормы, согласно которым лица, добровольно сдавшие предметы, указанные в этих статьях, освобождаются от уголовной ответственности, если в их действиях не содержится иного состава преступления.

Преступления, предусмотренные ст. 223 УК, совпадают со ст. 222 УК по объекту и субъекту преступления.

Объективная сторона выражается в совершении действий, прямо предусмотренных ст. 223 УК, т.е. изготовлении и ремонте.

Субъективная сторона выражается в прямом умысле на изготовление или ремонт оружия и взрывчатых материалов. Не является преступлением изготовление и ремонт единичных экземпляров коллекционного холодного оружия, поскольку умысел лица направлен на создание художественных или коллекционных предметов, а не на изготовление оружия в целях посягательства на общественную безопасность и, следовательно, в данном случае отсутствует объект преступления.

Преступное необеспечение сохранности оружия и взрывчатых веществ. Ответственность за их хищение

Статья 224 УК предусматривает ответственность за небрежное хранение огнестрельного оружия, создавшее условия для его использования другим лицом, если это повлекло тяжкие последствия.

Предметом данного преступления может быть как боевое и служебное, так и гражданское (включая гладкоствольное) оружие.

Небрежное хранение выражается в необеспечении правил хранения огнестрельного оружия, создавшем условия для его использования другим лицом. В то же время не образуют состава преступления действия лица, которое точно выполняет установленные нормативными актами правила хранения, но тем не менее оружие попадает в обладание другого лица, совершившего с его помощью преступление.

Тяжкие последствия - убийство, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершение с помощью оружия особо тяжких преступлений.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 16 лет, которое владеет оружием либо пользуется им, включая случаи временного распоряжения оружием.

Субъективная сторона характеризуется неосторожной виной в виде преступной небрежности. Хотя лицо и не предвидит, что оружие перейдет во владение других лиц, однако должно было и могло это предвидеть.

Статья 225 УК устанавливает уголовную ответственность за два вида преступного ненадлежащего исполнения обязанностей по охране оружия, боеприпасов и взрывчатых предметов.

Согласно ч. 1 уголовная ответственность предусмотрена за ненадлежащую охрану обычных видов огнестрельного оружия, боеприпасов к нему, взрывчатых веществ или взрывных устройств. Она наступает только в том случае, если в результате имело место их хищение или уничтожение либо наступили иные тяжкие последствия.

Часть 2 предусматривает ответственность за аналогичные действия в отношении ядерного, химического и иного оружия массового поражения либо материалов или оборудования, которые могут быть использованы для их изготовления. Действия считаются преступными не только в случае наступления тяжких последствий, но и при наличии угрозы их наступления в результате ненадлежащей их охраны.

Объективная сторона данного преступления - неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей лицом, которому поручена охрана вышеперечисленных объектов и предметов. Оно выступает в форме нарушения требований, содержащихся в инструкциях, правилах и иных актах, направленных на обеспечение их сохранности, а также в невыполнении приказов и распоряжений вышестоящих должностных лиц.

Субъект преступления - специальный. Им может быть только лицо, на которое возложена обязанность по охране перечисленных в ст. 225 УК предметов.

С субъективной стороны преступление относится к числу совершенных по неосторожности по отношению к наступившим последствиям.

Статья 226 УК устанавливает ответственность за хищение либо вымогательство огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и устройств, а также оружия массового поражения или материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения.

Хищение или вымогательство холодного оружия ст. 226 УК не предусмотрены, и они квалифицируются по соответствующим статьям гл. 21 УК.

Данная статья УК предусматривает все виды хищения упомянутых в ней предметов: кража, мошенничество, присвоение, растрата, грабеж, разбой, а также вымогательство. В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 указано, что по смыслу закона под таким хищением следует понимать противоправное завладение предметами, предусмотренными в ст. 226 УК, любым способом с намерением виновного присвоить похищенное либо передать другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом.

Не имеет значения, откуда похищено оружие: из воинских формирований, государственных или иных организаций, у частных лиц.

Вместе с тем завладение оружием без признаков хищения, хотя и в целях совершения преступления, нельзя квалифицировать по ст. 226 УК.

Военная коллегия Верховного Суда РФ отменила в части осуждения М. по ч. 2 ст. 226 УК приговор Северо-Кавказского окружного военного суда за отсутствием в его действиях состава этого преступления. Согласно приговору М., завладев находившимся в блиндаже автоматом, расстрелял на территории заставы оскорбившего его начальника заставы. М., будучи командиром отделения, имел к оружию, находившемуся в блиндаже, свободный доступ, поскольку специальная комната для хранения оружия на заставе оборудована не была.

Ответственность за хищение оружия наступает и в тех случаях, когда похищается непригодное оружие или части оружия, если виновный желал и имел возможность изготовить из них пригодное для использования по назначению оружие.

Согласно п. 15 вышеупомянутого Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. "квалифицирующим признаком - хищением оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств лицом с использованием своего служебного положения следует считать хищение их как лицом, которое наделено служебными полномочиями, связанными с оборотом оружия, в частности его использованием, производством, учетом, хранением, передачей, изъятием и т.д., так и лицом, которому они выданы персонально и на определенное время для выполнения специальных обязанностей (часовым, постовым милиционером, вахтером или инкассатором во время исполнения ими служебных обязанностей и т.п.)".

Субъективная сторона - всегда прямой умысел. Лицо осознает, что похищает или вымогает перечисленные в ст. 226 УК предметы.

Субъектом преступления могут быть лица, достигшие 14-летнего возраста.

Преступления против общественного порядка

В гл. 24 УК две статьи посвящены преступлениям, посягающим на общественный порядок: ст. 213 - хулиганство и ст. 214 - вандализм.

В связи с принятием 21 ноября 2003 г. Федерального закона N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" ст. 213, регулирующая вопросы ответственности за хулиганство, претерпела значительные изменения. В новой редакции существенно сужен круг деяний, подпадающих под действие этой статьи. Некоторые составы преступления, например нанесение из хулиганских побуждений побоев или причинение легкого вреда здоровью, отнесены к числу преступлений против личности, где хулиганские побуждения выступают в качестве квалифицирующего признака.

Вместе с тем законодатель сохранил в качестве основного признака хулиганства грубое нарушение общественного порядка, выражающее неуважение к обществу.

Общественный порядок - это сложившийся в обществе комплекс отношений между людьми, обеспечивающий общественное спокойствие, неприкосновенность личности и целостность собственности, нормальное функционирование государственных и общественных институтов. С точки зрения анализируемой статьи неважно, установлены ли нормы соблюдения общественного порядка государством либо требованиями морали.

Явное неуважение к обществу означает умышленное нарушение установленных в нем правил поведения, которое носит демонстративный характер. Оно может проявляться, например, в бесчинстве, унизительном обращении с гражданами, длительном характере посягательств, упорном, несмотря на замечания, совершении общественно опасных действий.

Однако уголовно наказуемыми в качестве хулиганства эти посягательства признаются, только если они совершены с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 1 ст. 213 УК).

Центральным районным судом г. Челябинска М. был осужден за совершение злостного хулиганства. Он был осужден за причинение во дворе дома побоев несовершеннолетнему Щ. и среднего вреда здоровью несовершеннолетнему Р. При этом суд указал, что его действия были сопряжены с очевидным для виновного грубым нарушением общественного порядка и выражали явное неуважение к обществу.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что М. избил подростков не из хулиганских побуждений, а в связи с их неправомерным поведением, так как они разбивали стекла в окнах спортивного клуба. В связи с этим она переквалифицировала действия осужденного на статьи о преступлениях против личности.

Объектом хулиганства является общественный порядок. Грубыми его нарушениями считаются действия, причиняющие существенный ущерб общественным интересам (например, срыв массового мероприятия) либо грубо нарушающие личные интересы граждан (оскорбительное приставание, умышленное и длительное нарушение ночного покоя и т.п.).

Объективная сторона преступления состоит из двух обязательных элементов:

Ответственность по ч. 1 ст. 213 УК наступает не только при применении огнестрельного, холодного, пневматического или газового оружия, но и при использовании предметов хозяйственного и бытового назначения, которыми хулиган вооружился в процессе совершения преступления и которые были использованы им в качестве оружия, т.е. для поражения живой силы.

Под применением оружия и иных предметов понимается не только нанесение телесных повреждений потерпевшему, но и попытка нанесения таких повреждений.

Вместе с тем не может квалифицироваться по ст. 213 УК демонстрация оружия, а также словесные угрозы применить оружие без попытки реального его применения.

Статьи 105, 111 и 112 УК предусматривают ответственность за убийство либо причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений. Поэтому если хулиганские действия выразились только в причинении вреда здоровью или убийстве, то они квалифицируются по ст. ст. 105, 111 или 112 УК. По совокупности со ст. 213 УК такие действия должны квалифицироваться, если имеется реальная совокупность посягательства на жизнь или здоровье из хулиганских побуждений с иными хулиганскими действиями, предусмотренными ст. 213 УК.

Субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом. Лицо сознает, что нарушает общественный порядок и желает его нарушить. Мотивы могут быть различными: озорство, стремление проявить себя через насилие, срыв массового мероприятия и т.д. Как правило, хулиганство совершается беспричинно, что выражается в отсутствии повода либо использовании для совершения хулиганства малозначительного повода (отказ уступить место в общественном транспорте, высказанное в адрес хулигана справедливое замечание и т.д.).

Не может квалифицироваться по ст. 213 УК насилие с использованием оружия, применяемое на почве неприязненных личных взаимоотношений в кругу близких людей, в безлюдных местах и т.д.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ переквалифицировала действия Б., осужденного Корякским окружным судом, со статьи о хулиганстве с применением оружия на угрозу убийством. Б., будучи пьяным, неоднократно наводил на жену охотничье ружье, угрожал убийством, оскорблял ее, ругался нецензурно. Коллегия указала, что необходимыми элементами хулиганства являются грубое нарушение общественного порядка и проявление явного неуважения к обществу. Действия же осужденного были вызваны личными взаимоотношениями с женой, скандалы происходили не в общественном месте, а в квартире.

В то же время, если такие действия совершаются в общественных местах и сознанием виновного охватывается, что они грубо нарушают порядок в общественных местах, ведут к срыву общественных мероприятий, нарушению нормальной работы предприятия, учреждения, общественного транспорта и т.д., то их следует квалифицировать как уголовно наказуемое хулиганство.

Квалифицирующие признаки хулиганства: совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

К представителям власти относятся работники милиции, народные дружинники и военнослужащие, привлеченные к охране общественного порядка, а также иные лица, на которых возложены функции представителей власти.

Ответственность по ч. 2 ст. 213 УК за сопротивление представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, наступает при физическом противодействии таким лицам в процессе пресечения ими хулиганских действий.

Пресечение может выражаться как в прямом применении силы к хулигану, так и в иных действиях (например, попытка вызвать наряд милиции, защитить потерпевшего). Просьбы и увещевания со стороны посторонних лиц не могут рассматриваться как пресечение хулиганских действий.

Не имеет значения для квалификации, применялось ли оружие в ходе такого сопротивления против лиц, пресекающих хулиганские действия с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Не могут квалифицироваться по ч. 2 ст. 213 УК действия, связанные с сопротивлением представителям власти или иным лицам при задержании после окончания хулиганских действий. Такое сопротивление квалифицируется самостоятельно в зависимости от его характера и тяжести наступивших последствий.

Вандализм

Уголовно наказуемым вандализмом признается "осквернение зданий и иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте и в иных общественных местах" (ст. 214 УК).

Объективная сторона преступления состоит в осквернении и порче определенных объектов.

Осквернение выражается в различных действиях, приводящих к обезображиванию пользующихся общественным вниманием зданий и сооружений.

К таким действиям могут относиться: нанесение непристойных изображений и надписей, наклеивание плакатов, репродукций, фотографий аморального содержания, пачканье красками, нефтепродуктами, нечистотами, обезображивание и повреждение памятников истории и культуры, общественно значимых зданий и сооружений.

Осквернение может также заключаться в глумлении над общепринятыми духовными и историческими ценностями (размещение фашистской символики или нацистских лозунгов в местах, связанных с борьбой против фашизма; нанесение изображений и надписей, оскорбляющих чувства верующих, на культовых зданиях и сооружениях и т.д.).

Не образуют состава преступления действия по нанесению надписей, рисунков и других изображений, не оскорбляющих общественной нравственности (коммерческая реклама, информационные сообщения, политическая или религиозная пропаганда, рисунки и надписи, не имеющие аморального содержания, и т.д.).

Также не образует состава преступления нанесение надписей и изображений, хотя и нарушающее нормы морали, но не рассчитанное на значительную общественную реакцию (написание легкоустранимых отдельных нецензурных слов, размещение безнравственных изображений в малодоступных или безлюдных местах). В этих случаях в зависимости от характера содеянного может наступать материальная или административная ответственность.

По целям и характеру с вандализмом сходно надругательство над местами захоронения умерших. Поэтому осквернение надмогильных сооружений квалифицируется по ст. 244 УК.

Под сооружениями понимаются построенные людьми недвижимые объекты, находящиеся в коллективном или индивидуальном пользовании, - стадионы, мосты, ограды, путепроводы и др. Осквернение движимого имущества, без его порчи, а также природных объектов состава преступления, предусмотренного ст. 214 УК, не образует.

Порча имущества заключается в приведении его в полную или частичную непригодность. По ст. 214 УК наступает ответственность за порчу имущества, предназначенного для общественного использования независимо от формы собственности.

Способы порчи могут быть различными: нанесение механических повреждений, покрытие красящими или клеящими веществами, заливание нечистотами и др.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, когда лицо сознает, что оно оскверняет общественно значимые объекты, вызывающие повышенное внимание, либо портит перечисленное в ст. 214 УК имущество.

Вандализм наказывается штрафом в размере от 40 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

Глава 23 УК РФ с комментариями
 
Глава 25 УК РФ с комментариями