Мудрый Юрист

Глава 27. Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта

Статья 263. Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитенаСтатья 263.1. Нарушение требований в области транспортной безопасностиСтатья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средствСтатья 264.1. Нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказаниюСтатья 265. Оставление места дорожно-транспортного происшествия (Утратила силу!)Статья 266. Недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностямиСтатья 267. Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщенияСтатья 267.1. Действия, угрожающие безопасной эксплуатации транспортных средствСтатья 268. Нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспортаСтатья 269. Нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводовСтатья 270. Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствиеСтатья 271. Нарушение правил международных полетовСтатья 271.1. Нарушение правил использования воздушного пространства Российской Федерации

Комментарий к гл. 27 УК РФ

Массовое развитие транспорта (железнодорожного, автомобильного, водного, воздушного, трубопроводного) приводит к постоянному увеличению количества транспортных происшествий, и, соответственно, растет количество преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта (транспортных преступлений).

Это обстоятельство, а также развитие уголовного законодательства обусловило появление (впервые) в российском Уголовном кодексе специальной, обособленной гл. 27 "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта", в которую в настоящее время входит восемь статей (ст. ст. 263, 264, 266 - 271). Статья 265 УК Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" признана утратившей силу.

Диспозиции всех статей, предусматривающих ответственность за транспортные преступления, - бланкетные, поэтому при расследовании и судебном разбирательстве дел необходимо обращение к законам и другим нормативным актам, регламентирующим безопасность движения и эксплуатацию каждого вида транспорта - железнодорожного, морского, автомобильного, воздушного, речного. Основными среди них являются федеральные законы от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", от 10 января 2003 г. N 17-ФЗ "О железнодорожном транспорте в Российской Федерации", ВдК РФ, ВзК РФ, а также Правила дорожного движения Российской Федерации (утв. Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г.), Федеральные авиационные правила полетов в воздушном пространстве Российской Федерации от 31 марта 2002 г., Положение об условиях плавания морских судов по внутренним судоходным путям Российской Федерации от 17 января 1996 г.

Необходимо иметь в виду, что нормативные акты и предусмотренные ими правила могут изменяться либо отменяться, поэтому при рассмотрении судами дел этой категории следует проверять, действовал ли этот акт на момент совершения деяния, не внесены ли в него изменения, поскольку от этого зависит правильность рассмотрения дела. Фабула обвинения должна содержать наименование нарушенного лицом нормативного акта с указанием конкретной нормы и характера нарушения. Верховный Суд РФ в ныне действующем Постановлении Пленума от 22 октября 1969 г., с последующими изменениями, в том числе от 25 октября 1996 г., "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также их неправомерным завладением без цели хищения" обратил внимание на то, что, признавая лицо виновным в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, суды обязаны указывать в приговорах, какие именно правила им нарушены и в чем конкретно выразилось это нарушение. Иногда суды этого не делают, что приводит к отмене приговоров.

Нефтеюганский районный суд Ханты-Мансийского автономного округа 5 мая 1998 г. признал Б. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК (нарушение правил движения и эксплуатации транспортных средств), при этом указал в приговоре, что Б., управляя автомобилем "Опель-Омега", двигался по ровному прямому участку автодороги, в условиях гололеда не справился с управлением и допустил столкновение с автомобилем ВАЗ-21099. В результате столкновения водитель этого автомобиля К. и пассажир М. получили телесные повреждения, от которых скончались. Кассационная и надзорная инстанции вышестоящего суда приговор оставили без изменения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, приговор и последующие судебные решения отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение, так как суд в приговоре не указал, какой пункт Правил дорожного движения РФ был нарушен, какова была скорость движения автомобиля под управлением водителя Б., в чем именно выразилось нарушение правил.

Почти все транспортные преступления (за исключением предусмотренных ст. ст. 270, 271 УК) имеют так называемый материальный состав, т.е. предполагают наступление вредных последствий (причинение тяжкого вреда здоровью человека, наступление смерти человека или нескольких лиц, причинение крупного ущерба), и при их наступлении считаются оконченными.

Следует иметь в виду, что при нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспорта и ненаступлении последствий вообще или при причинении легкого или средней тяжести вреда здоровью человека, а также материального ущерба, который не является крупным, должна наступать административная ответственность.

При расследовании и рассмотрении судами дел о транспортных преступлениях после выяснения характера и степени тяжести наступивших последствий и установления факта нарушения лицом правил безопасности движения и эксплуатации транспорта необходимо определить наличие или отсутствие между ними причинной связи. Только при наличии причинной связи может наступить ответственность за транспортное преступление (за исключением формальных составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 270, 271 УК).

Зеленчукским районным судом К-ев и К-ов осуждены по ч. 2 ст. 211 УК РСФСР (ч. 2 ст. 264 УК) за преступления, совершенные при следующих обстоятельствах: К-ев на автомашине марки ЗИЛ-130 следовал по трассе Черкесск-Урсун. В связи с тем, что в пути следования кончился бензин, К-ев оставил машину, у которой левый габаритный световой сигнал не горел, на проезжей части, не выставив знак аварийной остановки. Таким образом, он нарушил п. п. 106 и 135 Правил дорожного движения.

Водитель автомашины ЗИЛ-131 К-ов, следовавший в попутном направлении, в нарушение п. 73 Правил дорожного движения превысил скорость движения, своевременно не принял мер к остановке автомашины и, объезжая автомашину под управлением К-ева, выехал на полосу встречного движения, где столкнулся со встречной автомашиной ВАЗ-2102. В результате аварии водитель автомашины ВАЗ Б. получил телесные повреждения, от которых скончался. Кассационная инстанция оставила приговор без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассмотрев дело в порядке надзора, приговор и последующие судебные решения в отношении К-ева отменила с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления, при этом указала, что ответственность по ст. 211 УК РСФСР (ст. 264 УК) наступает в том случае, когда между действиями лица, нарушившего правила безопасности движения, и наступившими последствиями, предусмотренными указанной статьей, имеется причинная связь.

Между тем причинная связь между допущенным К-евым нарушением правил дорожного движения, выразившимся в том, что он остановил автомашину на проезжей части дороги, не выставил знак аварийной остановки, и причинением Б. телесных повреждений, от которых наступила смерть, отсутствует.

Так, К-ев показал в судебном заседании, что автомашину на проезжей части оставил вынужденно - кончилось горючее. Включил габаритные огни. Увидев идущую в попутном направлении автомашину ЗИЛ-131, он пошел ей навстречу, размахивая ведром. Водитель К-ов стал объезжать его автомашину, выехал на полосу встречного движения и столкнулся с автомашиной ВАЗ-2102.

Свидетель З. - пассажир автомашины К-ова, подтвердил показания К-ева и, кроме того, показал, что К-ов увидел стоявшую на проезжей части дороги автомашину за 80 м и переключил дальний свет на ближний, а за 50 м включил световой указатель левого поворота и выехал на полосу встречного движения.

К-ов показал, что автомашину К-ева он увидел за 35 м и сразу стал тормозить, но остановить машину не смог и выехал на полосу встречного движения. Он признал, что свет встречной автомашины ВАЗ-2102 видел на значительном расстоянии.

Доводы К-ова о том, что, как только он увидел машину К-ева, т.е. не доезжая 35 м, стал тормозить, опровергаются приведенными показаниями К-ева и З., а также протоколом осмотра места происшествия, из которого видно, что К-ов стал принимать меры к остановке автомашины путем торможения только тогда, когда стал объезжать машину К-ева и выехал на полосу встречного движения.

Из заключения автотехнической экспертизы видно, что К-ов вел автомашину со скоростью 66 - 74 км/ч. При условии движения со скоростью, соответствующей видимости проезжей части дороги, при принятии своевременных мер к снижению скорости и торможению К-ов имел возможность остановить автомашину без столкновения со стоявшим на трассе автомобилем и встречным транспортом.

Таким образом, причиной автотранспортного происшествия явилось то, что водитель К-ов превысил скорость движения, не принял своевременных мер к остановке автомобиля перед препятствием и, несмотря на то, что видел шедшую навстречу автомашину, выехал на полосу встречного движения, что привело к автоаварии, повлекшей гибель Б.

Между нарушениями К-овым Правил дорожного движения и наступившими последствиями - смертью потерпевшего Б. имеется причинная связь.

Допущенные К-евым нарушения не явились причиной автотранспортного происшествия. В его действиях отсутствует состав преступления.

Субъектом транспортных преступлений могут быть лица, достигшие 16-летнего возраста (за исключением преступления, предусмотренного ст. 267 УК, за совершение которого ответственность наступает с 14 лет), в большинстве случаев обладающие специальными признаками (на них лежит обязанность соблюдать правила безопасности движения и эксплуатации транспорта).

Почти все преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта являются неосторожными, что прямо указывается в диспозициях соответствующих статей УК. Лишь преступления, предусмотренные ст. ст. 270, 271 УК, могут быть совершены умышленно.

При расследовании и судебном разбирательстве дел о транспортных преступлениях наибольшие затруднения возникают при установлении фактических обстоятельств дела, причинной связи между деянием и последствиями, определении субъекта преступления, а также при правовой оценке деяний и назначении наказания. В связи с этим необходимо обратить внимание на особенности дел указанной категории, характерные для судебной практики.

Среди транспортных преступлений, представленных в гл. 27 УК, можно выделить группу преступлений, посягающих на безопасность движения и эксплуатацию транспорта. Из них наиболее опасным по тяжести последствий в отдельных случаях является преступление, предусмотренное ст. 263 УК, - нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского или речного транспорта.

При решении вопроса об ответственности по указанной статье лиц, допустивших нарушения, следует иметь в виду, что предметом указанного преступления являются все воздушные транспортные средства (за исключением военных летательных аппаратов), железнодорожный транспорт (за исключением внутрицехового, внутришахтного и т.п. рельсового транспорта, выполняющего производственные функции, а также трамвая), водный транспорт (за исключением маломерных судов и военных кораблей).

Как уже отмечалось, суд, признавая работника транспорта или должностное лицо, обязанных выполнять правила движения и эксплуатации транспорта, виновным, в частности, по ст. 263 УК, должен установить и указать в приговоре, какое правило нарушено и в чем выражено нарушение.

Точное установление судом совершенных лицом нарушений конкретных правил безопасности является залогом правильной квалификации преступления.

Амурский областной суд в приговоре от 23 мая 2002 г. по делу К. указал следующее. Подсудимый, работая машинистом электровоза Магдагачинского локомотивного депо и будучи обязанным выполнять правила безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта, а также в соответствии с п. 16.36 Правил технической эксплуатации железных дорог Российской Федерации N ЦРБ-756 от 26 мая 2000 г. обязанный обеспечить безопасное следование поезда, во время движения, в нарушение п. 10.1.26 Инструкции по эксплуатации тормозов, согласно которому скорость движения не должна превышать 20 км/ч на расстоянии не менее 400 - 500 м до сигнала, не принял мер к снижению скорости до 20 км/ч и последующей остановке поезда перед сигналом, допустил проезд сигнала "4" станции Гонжа и столкновение с хвостовой частью поезда, стоящего на втором - главном пути станции Гонжа.

Нарушение этих правил безопасности движения повлекло по неосторожности смерть двух человек. В данном случае судом первой инстанции правильно сформулирована описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора по ч. 3 ст. 263 УК.

Кассационной инстанцией приговор оставлен без изменения.

Для квалификации содеянного по ч. 1 ст. 263 УК необходимо наступление последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека по неосторожности, по ч. 2 - причинение смерти по неосторожности одному человеку, по ч. 3 - причинение смерти двум и более лицам.

Установление причинной связи между действием (бездействием) и наступившими последствиями при осуждении виновного по ст. 263 УК обязательно. Иногда ее установление не вызывает трудности, она очевидна, но в большинстве случаев решение этого вопроса представляет определенную сложность, требует специальных познаний. Поэтому судам необходимо прибегать к помощи специалистов, назначать судебные экспертизы и с учетом выводов экспертов решать вопрос о наличии или отсутствии причинной связи между нарушением конкретным лицом правил безопасности движения и эксплуатации транспорта и наступившими последствиями. При этом также необходимо проверять, не вызваны ли последствия случайными, дополнительными, естественно-природными факторами.

По одному из уголовных дел К., являвшийся капитаном-дублером на теплоходе, обвинялся в том, что на теплоходе следовал вниз по реке с составом из пяти груженых барж. Рейс выполнялся вслед за ледоходом в отсутствие плавучей обстановки, при сильном ветре. По перевалу состав двигался серединой судового хода, в конце которого имелся левый поворот с сильным прижимным течением. При заходе состава на левый поворот К., находясь за штурвалом, не принял мер предосторожности, необходимых при данных обстоятельствах, по выбору безопасной скорости движения состава. В результате недооценки прижимного течения, направления и скорости ветра, неизбежного раската состава при движении полным ходом К., войдя в поворот, не справился с управлением составом и перевел машины в режим "полный назад", но погасить инерцию не удалось, состав ударился об яр, что привело к общественно опасным последствиям.

Областной суд, рассмотрев дело, К. оправдал за отсутствием состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оправдательный приговор оставила без изменения, при этом она, как и суд первой инстанции, сослалась, наряду с другими доказательствами, на заключение судоводительской экспертизы, из которого видно, что капитан К. в создавшейся обстановке действовал правильно; на участке реки, где произошла авария, проходила продольная волна, которая резко повысила уровень воды, а затем понизила его, что вызвало увеличение скорости течения воды в 1,5 раза, привело к увеличению "прижимного усилия" судового состава на этом участке и к потере управления составом, а "прижимному усилию", в свою очередь, способствовали закругленный участок пути и сильный ветер. Далее из заключения усматривается, что при создавшихся непредвиденных обстоятельствах капитан К. не мог безаварийно провести состав по указанному участку.

Также судебная коллегия указала, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что авария с составом произошла в результате действия стихийных сил - мощного течения воды и сильного ветра, направления которых совпали, и что капитан К. не нарушал правил безопасности движения и эксплуатации водного транспорта.

Преступление, предусмотренное ст. 263 УК, совершается по неосторожности, что прямо определено в диспозиции статьи. Неосторожная вина может быть как в виде легкомыслия, так и в виде небрежности (ст. 26 УК).

Уголовную ответственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта исходя из диспозиции ч. 1 ст. 263 УК могут нести только лица, которые обязаны соблюдать эти правила в силу выполняемой работы или занимаемой должности, т.е. специальные субъекты. Если лицо не занимает должность и не работает в организации, учреждении или предприятии любой формы собственности, то оно не может быть субъектом преступления, предусмотренного ст. 263 УК, и в определенных случаях при управлении указанными видами транспорта и причинении вреда должно нести ответственность по другим статьям УК.

Следует иметь в виду, что на ответственную работу на транспорте принимаются лица, достигшие 18-летнего возраста; в то же время уголовная ответственность по ст. 263 УК наступает с 16-летнего возраста. Поэтому в случае принятия на работу по каким-либо причинам лица, не достигшего совершеннолетия, но старше 16 лет, и совершения этим лицом деяния, предусмотренного ст. 263 УК, оно должно отвечать по этой статье.

За данное преступление предусмотрены различные виды наказания - от ограничения свободы до лишения свободы, причем по ч. 1 ст. 263 УК предусмотрена возможность назначения дополнительного наказания - в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, поэтому суду при осуждении по указанной части ст. 263 УК необходимо в каждом случае обсуждать вопрос о применении или неприменении дополнительного наказания.

В санкциях ч. ч. 2 и 3 ст. 263 УК, которые предусматривают более строгое наказание - только в виде лишения свободы, не предусмотрено назначение дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, поэтому суду с учетом характера преступлений при осуждении лиц по указанным частям данной статьи следует обсуждать вопрос о возможности назначения им в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК названного дополнительного наказания.

Следующим составом преступления в гл. 27 УК является нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264). Это наиболее распространенное транспортное преступление. Для правильного применения уголовного закона на практике необходимо четко уяснить, на какие транспортные средства, а точнее, на водителей каких транспортных средств, в случае нарушения ими правил дорожного движения и эксплуатации транспорта, распространяется действие ст. 264 УК.

Исходя из перечня транспортных средств, указанных в ст. 264 УК и примечании к ней, а также положений, изложенных в Правилах дорожного движения РФ 1993 г., следует понимать, что действие ст. 264 УК распространяется на водителей автомобилей, трамваев, троллейбусов, тракторов и иных самоходных машин, мотоциклов и любых иных механических транспортных средств с рабочим объемом двигателя более 50 куб. см и с максимальной конструктивной скоростью более 50 км/ч.

К иным самоходным машинам судебная практика относит любые дорожно-строительные, сельскохозяйственные и другие специальные машины (грейдеры, автокраны, экскаваторы, скреперы, автопогрузчики, комбайны и т.п.).

Водители мопедов (двух- и трехколесных), велосипедов с подвесным двигателем и иных самодвижущихся механизмов с объемом двигателя менее 50 куб. см и конструктивной скоростью менее 50 км/ч не могут нести уголовную ответственность по указанной статье. В случае нарушения ими правил дорожного движения и эксплуатации транспорта они должны нести ответственность по другим статьям УК (в частности, за преступления против жизни и здоровья, за нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта).

При расследовании и рассмотрении дел судам необходимо исходить из того, что уголовная ответственность по ст. 264 УК может иметь место лишь в случае нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, наступления вредных последствий, указанных в различных частях этой статьи, и при наличии причинной связи между нарушением и последствиями.

В приговоре должны быть четко отражены нарушенные правила и характер нарушения.

Если последствия, указанные в ст. 264 УК, возникли не в результате нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а при нарушении других специальных правил (правила охраны труда, правила производства определенных работ и т.п.), действия водителей транспортных средств надлежит квалифицировать по статьям УК, предусматривающим ответственность за нарушение этих правил или за преступления против личности.

Президиум Верховного Суда РСФСР переквалифицировал действия В. с ч. 2 ст. 211 УК РСФСР (ч. 2 ст. 264 УК) на ст. 106 УК РСФСР (ст. 109 УК) и при этом указал следующее. В. работал трактористом в леспромхозе. В день происшествия трактор, которым он управлял, использовался для работ в лесу по заготовке древесины. Во время подравнивания одного из штабелей В., находясь в нетрезвом состоянии, проявил неосторожность. Не убедившись в отсутствии около штабеля людей, он стал подравнивать концы стволов и прижал трактором десятника Н. к штабелю, причинив ей телесные повреждения, от которых она скончалась.

Таким образом, во время происшествия В. на тракторе выполнял производственные функции и не нарушал правила безопасности движения и эксплуатации автомототранспорта.

В действиях В. имеет место нарушение правил по технике безопасности при выполнении производственных работ, но, учитывая, что он должностным лицом не являлся, его действия по своему характеру являются причинением смерти по неосторожности.

Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств может быть допущено как путем действия, так и путем бездействия, т.е. когда водитель не выполняет предписанное ему правилами.

Одним из наиболее распространенных случаев бездействия является оставление транспортного средства без принятия мер к исключению возможности его движения в отсутствие водителя.

Последствия как один из признаков объективной стороны состава преступления четко указаны в ст. 264 УК. Причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью человека (ч. 1), причинение по неосторожности смерти человеку (ч. 2), причинение по неосторожности смерти двум и более лицам (ч. 3). Степень вреда здоровью, за который наступает ответственность, определяется с помощью судебно-медицинских экспертов, и здесь каких-либо затруднений не возникает.

В то же время имеют место случаи, особенно после введения в действие УК 1996 г., когда действия виновного, допустившего нарушения правил, которые повлекли последствия, предусмотренные различными частями ст. 264 УК, квалифицируются как самостоятельные преступления.

Б. признан виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью одного человека и смерть другого человека, и осужден по ч. ч. 1 и 2 ст. 264 УК (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г.).

Военная коллегия Верховного Суда РФ изменила состоявшиеся по делу судебные решения, исключив из обвинения Б. ч. 1 ст. 264 УК, как излишне вмененную, и при этом указала: как видно из материалов дела, Б. было совершено одно преступление, в результате которого пострадали два человека, и его действия подлежат квалификации только по ч. 2 ст. 264 УК, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкие последствия, с указанием в описательной части приговора всех последствий совершенного правонарушения.

Здесь следует отметить, что в случаях, когда деяния совершены в разное время и последствия наступили от различных нарушений правил, деяния должны квалифицироваться по совокупности преступлений.

Ранее уже отмечалось, что особое внимание при рассмотрении дел судами следует уделять вопросу о наличии или отсутствии причинной связи между нарушениями и наступившими последствиями. Это порой вызывает значительные трудности, которые обусловлены сложным взаимодействием различных факторов (влиянием погодных условий, действиями других водителей транспортных средств, поведением потерпевшего, плохим состоянием дороги и т.п.). Данные судебной практики свидетельствуют о том, что значительное число ошибок при разрешении дел об автотранспортных преступлениях допускается именно при решении этого вопроса.

Судам следует иметь в виду, что причинная связь должна устанавливаться не с действиями водителя, а с допущенными им нарушениями. Если вредный результат хотя и наступил в связи с действиями водителя, но при этом им нарушений Правил дорожного движения не допущено, то он не несет ответственности.

Ж. по приговору был осужден по ч. 2 ст. 211 УК РСФСР (ч. 2 ст. 264 УК) за то, что на вверенной ему автомашине УАЗ-469 с двумя пассажирами следовал по дороге Прохладный - Нальчик. В нарушение Правил дорожного движения Ж. не избрал скорость с учетом дорожных условий, заехал на неровный участок дороги, где не справился с управлением.

Машина съехала в кювет и опрокинулась, при этом один из пассажиров получил телесные повреждения, от которых скончался.

Рассмотрев дело в порядке надзора, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР приговор отменила и дело в отношении Ж. прекратила за отсутствием состава преступления. При этом указала, что поврежденная часть дороги не была обозначена, предупредительных или иных дорожных знаков не имелось. Из материалов дела видно, что Ж. следовал с дозволенной скоростью, неисправный участок дороги, не обозначенный предупредительным знаком, мог видеть только на расстоянии 5 м, что не давало ему возможности предотвратить происшествие.

Таким образом, Ж. Правил дорожного движения не нарушал, и в его действиях отсутствует состав преступления.

Уголовную ответственность по ст. 264 УК могут нести лица, достигшие 16-летнего возраста, управляющие транспортным средством, независимо от законности нахождения их за рулем и наличия навыков вождения. Таким образом, определяющим является то, что лицо управляло транспортным средством.

Б. был осужден по ч. 2 ст. 264 УК. Он признан виновным в том, что при управлении автомобилем ГАЗ-53 допустил нарушение Правил дорожного движения, в результате чего причинил смерть Б-н. и легкие телесные повреждения А.

Вышестоящая судебная инстанция, рассмотрев дело в порядке надзора, приговор изменила, переквалифицировала действия Б. на ст. 109 УК и указала следующее.

Из материалов дела видно, что Б. и А. в качестве пассажиров ехали в автомобиле ГАЗ-53, которым управлял водитель Б-н. Подъехав задним ходом к зданию, водитель Б-н и пассажир А. вышли из машины, а Б. остался в кабине на месте пассажира. Было холодно, и водитель Б-н крикнул Б., чтобы тот повернул ключ зажигания и прогрел машину. Б., не проверив, находится ли рычаг переключения скоростей в нейтральном положении или автомобиль стоит на ручном тормозе, повернул ключ зажигания, в результате чего машина резко дернулась и поехала назад, прижав задней частью к стене пассажира А. и водителя Б-на, который скончался.

Таким образом, Б. автомобилем не управлял, поэтому он не может нести ответственность по ст. 264 УК.

Вместе с тем не следует считать, что лицо, управляющее транспортным средством, - это всегда то лицо, которое в момент происшествия находится за рулем.

Как уже отмечалось, нередки случаи, когда обоснованно осуждаются по ст. 264 УК лица, управляющие транспортным средством, которые покинули водительское место и не приняли необходимых мер, исключающих самопроизвольное движение транспортного средства.

Фактически не находится за рулем и инструктор, который сидит рядом с учеником во время практической езды на учебном автомобиле с двойным управлением. Однако это не освобождает его от ответственности за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Согласно указанным Правилам он приравнивается к водителю.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 264 УК, выражается в неосторожности. В случаях, когда виновный, используя транспортное средство в качестве орудия преступления, умышленно причиняет вред здоровью или смерть потерпевшему, его действия надлежит квалифицировать по статьям УК о преступлениях против личности.

При рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК, судам необходимо иметь в виду, что довольно часто помимо водителя бывает виноват и пешеход. Это не исключает ответственности водителя. Что касается пешехода, то он может быть привлечен к ответственности по ст. 268 УК. Если же этого не сделано, то указанное обстоятельство следует учитывать при назначении виновному водителю наказания.

Помимо ответственности за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта в процессе его непосредственного использования, предусмотрена уголовная ответственность за неправильное обращение с транспортными средствами в сфере, сопутствующей обеспечению безопасности движения и эксплуатации транспорта, если это приводит к вредным последствиям.

Так, ст. 266 УК установлена ответственность за недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями. Действие указанной статьи распространяется на все виды транспорта: воздушный, морской, речной, автомобильный, железнодорожный. Согласно ее диспозиции предметом недоброкачественного ремонта могут быть не только транспортные средства, но также пути сообщения, средства сигнализации, средства связи и иное транспортное оборудование.

К иному транспортному оборудованию следует относить технические устройства, различные механизмы, обеспечивающие безопасную работу транспорта (контактные провода для движения электропоездов, взлетно-посадочные полосы, шлюзы, виадуки и т.п.).

Под недоброкачественным ремонтом следует понимать производство работ, в результате выполнения (невыполнения) которых транспортные средства, пути сообщения, средства сигнализации или связи либо иное транспортное оборудование не соответствуют необходимым техническим требованиям и не обеспечивают безопасность функционирования транспорта.

Выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств - это дача согласия или прямое указание (устное или письменное) на использование транспортного средства, имеющего неисправности, по предназначению лицом, ответственным за эксплуатацию и техническое состояние транспортных средств, лицу, управляющему им.

При расследовании и рассмотрении судами дел о преступлениях, предусмотренных ст. 266 УК, факты недоброкачественного ремонта и выпуска в эксплуатацию именно неисправного транспортного средства следует устанавливать путем назначения технической экспертизы.

Данное преступление считается оконченным с момента наступления последствий, указанных в ст. ст. 263, 264 УК. При установлении причинной связи между недоброкачественным ремонтом либо выпуском в эксплуатацию технически несправных транспортных средств и наступившими последствиями необходимо иметь в виду, что между ними, как правило, имеется разрыв во времени, и это затрудняет ее установление, так же как и то, что общественно опасные последствия причиняются действиями не непосредственно лица, допустившего недоброкачественный ремонт или выпустившего в эксплуатацию неисправное транспортное средство, а лица, которое им управляло.

По ст. 266 УК ответственность за недоброкачественный ремонт транспортных средств, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо иного транспортного оборудования может нести широкий круг лиц, занимающих различное служебное положение, связанное с выполнением этой работы.

Что касается субъекта выпуска в эксплуатацию технически неисправного транспортного средства, то таковым может быть только такое лицо, которое ответственно за техническое состояние транспорта (например, должностное лицо аэропорта, автопредприятия и т.п.).

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. "О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях" субъектом данного преступления могут быть также владельцы либо водители индивидуальных транспортных средств, разрешившие другому лицу эксплуатацию заведомо технически неисправного транспортного средства.

В диспозиции ст. 266 УК прямо определено, что общественно опасные последствия причиняются по неосторожности.

При назначении виновному наказания по ч. ч. 2 и 3 ст. 266 УК, так же как и по указанным частям ст. 263 УК, суду в необходимых случаях следует обсуждать вопрос о возможности назначения дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на основании ч. 3 ст. 47 УК.

Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения

Это преступление, исходя из санкций комментируемой статьи и субъекта преступления (ответственность наступает с 14-летнего возраста), очевидно, рассматривается законодателем как наиболее тяжкое из транспортных преступлений.

Одной из особенностей ст. 267 УК является то, что, по существу, она содержит два состава преступления:

Если первый состав понятен и комментариев не требует, то блокирование транспортных коммуникаций - явление довольно новое, оно состоит в создании препятствий для движения транспортных средств, парализующих деятельность участка в системе любого вида транспорта, например создание "завалов" на взлетно-посадочной полосе, автомагистрали, железнодорожных путях и т.п. либо блокирование их людьми.

В отличие от других составов транспортных преступлений общественно опасные последствия, предусмотренные ч. 1 ст. 267 УК, состоят не только в причинении тяжкого вреда здоровью человека, но и в причинении крупного ущерба. Закон в данном случае не дает понятия крупного ущерба, который определяется с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела, исходя из реально причиненного материального ущерба (поврежденное транспортное средство, разрушенное средство связи и т.п.), организационного ущерба (нарушение графика работы, простой судов, вагонов и т.п.), экологического вреда (загрязнение окружающей среды).

При отсутствии последствий, указанных в комментируемой статье, действия, связанные с приведением в негодность транспортных средств, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования, могут быть квалифицированы при определенных условиях по ст. 167 УК как умышленное повреждение чужого имущества. По этой же статье УК как преступления против собственности, а не как транспортное преступление следует квалифицировать действия виновного, если им повреждаются указанные в диспозиции ст. 267 УК предметы, хотя и относящиеся к транспорту, но по каким-либо причинам не обеспечивающие в данный момент безопасность его функционирования.

Как и в ранее рассмотренных составах транспортных преступлений, отношение виновного лица к общественно опасным последствиям (причинению тяжкого вреда здоровью человека, крупному ущербу, смерти одного или нескольких лиц) неосторожное, что прямо указано в ст. 267 УК. Вместе с тем отношение его к самому действию по приведению в негодность транспортных средств и оборудования может быть как неосторожным, так и умышленным, и это необходимо учитывать как при юридической оценке действий виновного, так и при назначении ему наказания.

Мотивы приведения в негодность транспортных средств и оборудования могут быть различными.

Судебной практике известны случаи, когда транспортное оборудование приводилось в негодность в результате хищения каких-либо частей средств сигнализации.

М. был осужден в 1996 г. по ст. 144 и ст. 86 УК РСФСР за кражу чужого имущества - медного провода, предназначенного для контроля смены сигналов проходного светофора на железной дороге, и повреждение средств сигнализации на путях сообщения, которое могло повлечь крушение поезда и нарушение нормальной работы транспорта, угрожающее безопасности движения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в кассационном порядке в 1997 г., признала квалификацию действий М. по ст. 144 (кража) и по ст. 86 (повреждение путей сообщения и транспортных средств) УК РСФСР, действовавшего на момент совершения преступления, правильной.

В данном случае имеет место идеальная совокупность транспортного преступления и преступления против собственности.

Безопасная работа транспорта зависит не только от технического состояния транспортных средств и лиц, управляющих ими, а также от иных лиц, перечисленных в диспозиции ст. 268 УК, - пассажиров, пешеходов и других участников движения (кроме указанных в ст. ст. 263 и 264 УК), которые обязаны соблюдать правила безопасности движения и эксплуатации транспортных средств. Другими участниками движения, о которых идет речь в ст. 268 УК, могут быть велосипедисты, водители мопедов, гужевого транспорта, погонщики скота, обслуживающий персонал самолета, теплохода, кондукторы, проводники и т.п. Действие комментируемой статьи распространяется на все виды транспорта, за исключением трубопроводного, т.е. на автомобильный, железнодорожный, воздушный, водный.

Для наступления ответственности по ст. 268 УК необходимо, чтобы виновное лицо допустило нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств. Эти правила регламентируются в различных нормативных актах, включая законы, постановления Правительства, ведомственные инструкции, положения, уставы, свои для каждого вида транспорта.

Поэтому при расследовании и судебном рассмотрении дел необходимо установить, какие правила нарушены пассажиром, пешеходом и т.д. и в чем это выразилось.

Последствия рассматриваемого состава преступления аналогичны последствиям, указанным в ст. ст. 263, 264, 266 УК.

Сложность установления причинной связи в данном случае состоит в том, что последствия причиняет не пешеход или пассажир, которые нарушили правила, а транспортное средство под управлением водителя.

Субъект преступления, предусмотренного ст. 268 УК, может нести ответственность по указанной статье только в том случае, если им нарушены правила безопасности движения и это привело к дорожно-транспортному происшествию именно с механическим транспортным средством. Что же касается причинения вредных последствий непосредственно водителем гужевого транспорта, велосипедистом и т.п. (наезд на пешехода и т.п.), то виновный может быть привлечен к ответственности по статьям УК о преступлениях против личности.

Как и во всех предыдущих составах транспортных преступлений, отношение виновного к последствиям в данном случае (ст. 268 УК) неосторожное.

Кроме группы преступлений, посягающих на безопасность движения и эксплуатацию транспорта, в гл. 27 УК представлены иные транспортные преступления, одно из которых предусмотрено ст. 269 УК - нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации и ремонте магистральных трубопроводов.

Предметом указанного преступления является магистральный трубопровод, который не ограничивается только трубой, а включает в себя комплекс сооружений и технических средств для транспортировки нефти, нефтепродуктов, газа. Нарушение правил в отношении других видов трубопроводов (вспомогательных, индивидуальных, складских) не влечет уголовной ответственности по ст. 269 УК.

Диспозиция этой статьи УК, как и предыдущей, бланкетная, поэтому при расследовании и рассмотрении дела суду надо установить, что такие правила безопасности имеются, утверждены, во время строительства, эксплуатации и ремонта действовали и что именно их нарушение повлекло последствия, предусмотренные статьей: тяжкий вред здоровью человека, смерть одного или нескольких лиц.

Данное преступление совершается по неосторожности. Его субъектом является лицо, осуществляющее работу, связанную со строительством, эксплуатацией, ремонтом магистрального трубопровода, в обязанности которого, согласно нормативному акту, входило соблюдение правил безопасности работ (строители, ремонтники, рабочие, начальники участков и т.п.).

Следующим преступлением, не посягающим на безопасность движения и эксплуатацию транспорта, но входящим в гл. 27 УК, является неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 270 УК).

Международно-правовые нормы, а также российское законодательство обязывают капитана судна оказать помощь людям, терпящим бедствие на море или другом водном пути (озере, реке). Неоказание помощи (бездействие) - невыполнение этих обязанностей. Капитан освобождается от выполнения указанных обязанностей и его ответственность исключается, если помощь сопряжена с серьезной опасностью для своего судна (опасность взрыва, метеорологические условия), а также своего экипажа и пассажиров. Вопрос о серьезности опасности - это вопрос факта, он должен решаться органами следствия и судом исходя из конкретных обстоятельств, в необходимых случаях с учетом заключения технической экспертизы.

Преступление, предусмотренное ст. 270 УК, - умышленное и является оконченным независимо от того, наступили ли такие последствия, как гибель людей. Его субъект четко обозначен в диспозиции статьи.

Капитан судна, которое само потерпело аварию (село на мель и т.п.), не оказавший помощь членам экипажа, пассажирам, не может отвечать по указанной статье.

Потерпевшими при неоказании помощи капитаном судна могут быть любые лица, терпящие бедствие, при этом не имеет значения их количество (это может быть один человек), а также то, гражданином какой страны они являются (это могут быть граждане даже враждебного государства).

Нарушение правил международных полетов (ст. 271 УК) - это несоблюдение указанных в разрешении маршрутов, мест посадки, воздушных ворот, высоты полета или иное нарушение правил международных полетов.

Преступление может быть совершено с помощью различных воздушных транспортных средств (самолетов, вертолетов, дирижаблей и т.п.) лицом, управляющим этим летательным аппаратом, членом экипажа, а также представителями наземных служб (диспетчеры и др.), которые ответственны за соблюдение правил международных полетов.

Диспозиция ст. 271 УК бланкетная, поэтому при расследовании и рассмотрении дела суду прежде всего необходимо определить, какие правила международных полетов нарушены. В комментируемой статье прямо указаны некоторые нарушения. К иным нарушениям относятся, например, изменение сроков полетов, полет с просроченным разрешением, невключение опознавательных сигналов и т.п.

Преступление считается оконченным с момента нарушения правил международных полетов, и совершено оно может быть как умышленно, так и по неосторожности.

Ответственность за указанное преступление исключается, если субъект был вынужден нарушить правила, например, вследствие технической неполадки, метеоусловий и т.п.

Глава 26 УК РФ с комментариями
 
Глава 28 УК РФ с комментариями