Мудрый Юрист

Глава 3. Понятие преступления и виды преступлений

Статья 14. Понятие преступленияСтатья 15. Категории преступленийСтатья 16. Неоднократность преступлений (Утратила силу!)Статья 17. Совокупность преступленийСтатья 18. Рецидив преступлений

Комментарий к гл. 3 УК РФ

Статья 14 УК определяет понятие преступления как виновно совершенного общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом под угрозой наказания. В этом определении с исчерпывающей полнотой названы признаки преступления:

Под деянием в уголовном праве понимается внешний акт поведения человека, который выражается либо в активной форме (действие), либо в пассивной форме (бездействие). Следовательно, за пределами уголовного права находятся элементы внутреннего мира человека: мысли, убеждения, не нашедшие внешнего выражения в виде действия либо бездействия. Например, лицо может иметь радикальные националистические убеждения и желать возбуждения в обществе национальной вражды. Но до тех пор, пока его убеждения не проявятся в виде действия (например, изготовление пропагандистских материалов) или бездействия (должностное лицо не принимает положенных по закону мер по пресечению незаконной деятельности националистов), они не могут быть сами по себе признаны преступлением.

Президиум Верховного Суда исключил из приговора и кассационного определения указание об осуждении лиц по ст. 30 и п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 229 УК (покушение на хищение наркотических средств организованной группой в крупных размерах), как излишне предъявленное. Осужденные, обсуждая план разбойного нападения на квартиру, предполагая, что кроме ценностей там могут находиться наркотики, высказали намерение завладеть ими в случае их обнаружения. Однако при нападении никаких действий, направленных на завладение наркотиками, осужденные не совершали.

Одно лишь предложение дать взятку, не подкрепленное другими действиями, не образует состава преступления, предусмотренного ст. 15 и ч. 1 ст. 174 УК РСФСР.

Л., находясь в ИВС, предложил в качестве взятки дежурному по ИВС старшине четыре сертификата Сбербанка, которые хранились в сейфе у дежурного, за оказание определенных услуг. Поскольку в конкретном случае Л. реально не мог дать взятку или покушаться на дачу взятки ввиду того, что не имел доступа к предмету взятки, приговор в этой части Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ отменен и дело прекращено производством за отсутствием состава преступления.

Вместе с тем и действие, и бездействие в уголовном праве являются проявлением психической деятельности человека. Следовательно, говорить о преступности поведения можно только в том случае, если человек осознает его противоправность. Преступление, как и любое другое действие человека, выражает его волю.

Если же лицо в силу определенных причин (возраста, психического заболевания, введения в заблуждение и т.д.) не имело возможности осознавать характер совершаемых им деяний, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности. Точно так же должен решаться вопрос, когда лицо осознает противоправность своего деяния, но происходит это помимо его воли, когда в силу принуждения, неодолимой силы и иных обстоятельств оно лишено возможности действовать.

Более сложным является вопрос о признании деяния преступным, когда лицо не лишено свободы действия, но находится под физическим или психическим принуждением. В этих случаях вопрос решается с учетом требований ст. 40 УК.

УК не разграничивает понятия действия и бездействия путем характеристики каждого типа преступного поведения. Эти формы поведения описаны в диспозиции статей Особенной части УК, которые предусматривают ответственность либо за действие (например, хулиганство, кража и другие формы хищения чужого имущества, бандитизм и т.д.), либо за бездействие (халатность, неоказание помощи больному и т.д.). В некоторых статьях УК предусмотрена ответственность за общественно опасные последствия, которые могли наступить как в результате действия, так и в результате бездействия (например, многие экологические преступления).

Действие может выражаться в различных формах: физическая активность (нанесение удара, взлом двери и т.д.), отдача заведомо преступных приказов и распоряжений, получение взятки и т.д. Общим является то, что преступление выступает непосредственным результатом активного поведения преступника.

Преступное бездействие обычно выражается в непринятии мер, которые виновный мог и обязан был принять для предотвращения наступления общественно опасных последствий. Как правило, субъектами таких преступлений выступают лица, наделенные определенными должностными и служебными обязанностями.

Не могут рассматриваться как преступные рефлекторные действия, т.е. действия, совершаемые инстинктивно, неосознанно, когда фактор, вызвавший рефлекторную реакцию, появился помимо воли лица, совершившего такие действия.

Общественная опасность деяния - материальная основа его противоправности. Общественная опасность - материальный признак преступления, характеризующий степень нарушения охраняемых УК правоотношений. Их перечень дан в ст. 2 УК: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации. В зависимости от количественных и качественных характеристик посягательства на эти правоотношения законодатель признает их общественно опасными и, следовательно, относит к числу преступлений. По признаку общественной опасности они разграничиваются с другими проступками: административными правонарушениями, нарушениями трудовой дисциплины, мелкими нарушениями финансового порядка и т.д.

Деяния, хотя формально и содержащие признаки преступления, предусмотренные какой-либо статьей УК, но в силу малозначительности не представляющие общественной опасности, не являются преступлением (ч. 2 ст. 14 УК).

Ноябрьский городской суд Тюменской области признал Е. виновным в незаконном приобретении и хранении охотничьего ружья и патронов к нему и осудил его по ч. 1 ст. 222 УК РФ. При этом суд не принял во внимание то, что действия Е. в силу малозначительности не представляли общественной опасности, поскольку, как установлено по делу, Е. не имел цели приобретения ружья и патронов для себя, а пытался предотвратить самоубийство В., который получил тяжелую травму позвоночника и высказывал мысли о самоубийстве, в связи с чем жена В. попросила Е. временно хранить ружье у него. Действия Е. не представляли опасности для общества и не создавали угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ дело в отношении Е. прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

Общественная опасность характеризуется объективными и субъективными признаками.

Из объективных признаков приоритетное значение имеют последствия преступления, степень их тяжести и опасности для охраняемых уголовным законодательством интересов. К иным объективным признакам относятся способ, время, место совершения преступления, количество участников преступления и т.д. Например, разная оценка общественной опасности деяния будет иметь место при уничтожении личного имущества путем поджога: совершается ли это в безопасном для других объектов месте или в многоквартирном жилом доме в ночное время.

На степень общественной опасности влияют и субъективные признаки:

Считается, что общественная опасность деяния объективна. Если говорить о таких составах преступления, как умышленные убийства, крупные хищения, бандитизм, терроризм, это бесспорно. Но в отношении многих деяний отнесение их к числу общественно опасных носит относительный характер, определяемый усмотрением законодателя, который, в свою очередь, руководствуется меняющейся социальной и экономической обстановкой в обществе, отражая зачастую позицию господствующих во власти общественных сил. Таким образом, в синтезе процессов правоприменения и законотворчества выявляется общественно опасный характер тех или иных деяний, что находит закрепление в уголовном законе.

Особую группу образуют деяния, уголовная ответственность за которые предусмотрена только в случае возбуждения пострадавшим уголовного преследования, т.е. по делам частного и частно-публичного обвинения. При отказе частного лица от возбуждения уголовного преследования общественно опасный характер проступка остается невыявленным.

Часть третья ст. 60 УК требует, чтобы при назначении наказания учитывались характер и степень общественной опасности преступления.

Характер общественной опасности является качественной характеристикой, определяющей родовые признаки преступления, т.е. на какой тип охраняемых законом прав и интересов оно посягает, к каким преступлениям они относятся по форме вины, и в то же время он выражает индивидуальные свойства преступления, позволяющие квалифицировать его по конкретной статье УК.

Степень общественной опасности выступает в виде количественного показателя. Законодатель в качестве квалифицирующих признаков, свидетельствующих о повышенной общественной опасности, использует целый ряд объективных и субъективных критериев: совершение некоторых преступлений в группе, с использованием служебного положения, из хулиганских побуждений и т.д., в соответствии с которыми он сам реагирует на повышение степени общественной опасности путем ужесточения санкций за содеянное.

Этот показатель выражается и в иных объективных данных:

Указанные данные должны учитываться судом при назначении наказания.

Общественная опасность не является фактором, постоянно присущим конкретному деянию. Статья 80.1 УК предусматривает, что освобождается судом от наказания лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, если вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им преступление перестали быть общественно опасными.

Таким образом, законодатель подчеркнул также, что общественная опасность личности отличается от общественной опасности совершенного им деяния. Первую характеризуют такие показатели, как наличие устойчивых социальных установок, состояние здоровья, общественные и социальные связи, положение в обществе и т.д., которые непосредственно не влияют на степень общественной опасности совершенного ими деяния.

Из-за отсутствия тождества между общественной опасностью личности и общественной опасностью деяния следует весьма важный вывод: никто не может быть подвергнут уголовному преследованию, если им не совершено уголовно наказуемого деяния. Антисоциальные установки личности, ее преступные намерения не могут служить основанием для привлечения ее к уголовной ответственности. Российское уголовное право отвергает превентивное уголовное преследование лиц только по мотивам их общественной опасности.

Взгляд на общественную опасность деяния как на объективный фактор, единственно дающий основание для привлечения к уголовной ответственности независимо от формального закрепления данного состава преступления в уголовном законодательстве, способствовал широкому применению института аналогии в практике уголовного преследования.

До появления УК 1922 г. суды Советской России при отсутствии систематизированного уголовного законодательства нередко руководствовались революционным правосознанием и решали вопросы уголовной ответственности, исходя из собственных представлений об общественной опасности деяний.

Но и с принятием УК законодатель не отказался от материального определения преступления и сохранил действие института аналогии. Так, ст. 16 УК РСФСР (ред. 1926 г.) предусматривала, что если общественно опасное деяние "прямо не предусмотрено настоящим Кодексом, то основание и пределы ответственности за него определяются применительно к тем статьям Кодекса, которые предусматривают наиболее сходные по роду преступления". Такое положение позволяло вести уголовное преследование лиц, представляющих, по мнению правоприменителей, общественную опасность для социалистического государства, даже если их действия не подпадали под формальные признаки преступления в Особенной части УК. Очевидно, что эта практика открывала широкие возможности для произвола, когда под общественно опасные могли быть подведены любые действия, не соответствующие установкам высших органов власти.

Окончательный отказ от института аналогии в уголовном праве нашей страны произошел только с принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик в 1958 г.

Если общественная опасность является материальным признаком преступления, то противоправность, т.е. запрещение деяния УК под угрозой наказания, является его формальным признаком.

Общественная опасность и противоправность представляют единое целое, без любого из этих признаков деяние не может характеризоваться как преступное и уголовно наказуемое.

Как уже указывалось, общественная опасность деяния существует объективно, однако только государство в лице законодательных органов, признав степень общественной опасности столь высокой, что для борьбы с ней требуется применение мер уголовного наказания, признает это деяние преступлением путем включения соответствующей правовой нормы в уголовный закон.

Следовательно, уголовная противоправность деяния является субъективным признанием его общественной опасности законодателем.

Преступность любого деяния устанавливается только УК (ст. 3), и это, наряду с содержащимся в той же статье запрещением аналогии в уголовном праве, позволяет определить противоправность деяния как юридическое оформление уголовной противозаконности, согласно которой преступлением являются только действия, прямо предусмотренные Особенной частью УК.

35-м гарнизонным военным судом Б., Л., Ж., Г. и Я., наряду с другими преступлениями, были осуждены за хищение радиоактивных веществ группой лиц по предварительному сговору по ч. 2 ст. 221 УК. Их преступные действия выразились в совместном тайном хищении из аппаратной корабля радионуклидных источников бета-излучения типа 6СО-532, 4СО-215, 3СО-802. Однако в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. "Об использовании атомной энергии" к ядерным материалам и радиоактивным веществам, т.е. к предметам преступлений, предусмотренных ст. ст. 220 и 221 УК, относятся лишь те ядерные материалы и радиоактивные вещества, количество и ионизирующее излучение которых превышают установленные федеральными нормами и правилами пределы и для применения которых требуется специальное разрешение органов государственного регулирования безопасности при использовании атомной энергии. Похищенные осужденными изделия хотя и являлись радионуклидными источниками ионизирующего излучения, однако согласно данным, содержащимся в технических паспортах на них, интенсивность этого излучения не превышала установленных пределов безопасности и для их хранения и использования не требовалось специального разрешения соответствующих органов. Поэтому основания для вывода о том, что похищенные осужденными изделия являются радиоактивными веществами, у суда не было и предметом преступлений, предусмотренных ст. ст. 220 и 221 УК, они не являлись. На основании изложенного приговор в части осуждения Б., Л., Ж., Г. и Я. по ст. 221 УК был флотским судом отменен, а дело в этой части прекращено за отсутствием состава данного преступления.

Являясь выражением общественной опасности деяния, противоправность не является постоянным фактором. Если законодатель признает, что в силу изменившихся условий деяние перестало быть общественно опасным, он декриминилизирует его, т.е. отменяет уголовно-правовой запрет на его совершение. Так, законодатель за последние десятилетия отменил уголовную ответственность за немедицинское потребление наркотических средств, мелкое хищение чужого имущества, хулиганство, выразившееся в уничтожении имущества, обман покупателей и за ряд других правонарушений.

Виновность и наказуемость. Виновность, как признак преступления, означает, что деяние признается преступлением только при наличии вины (в форме умысла либо неосторожности) со стороны лица, его совершившего. Действует принцип: если нет вины - нет преступления. Если деяние совершено без вины в результате случайного стечения обстоятельств (например, в результате острого сердечного приступа отец выронил ребенка, который сломал руку), то, несмотря на опасные последствия, оно не может признаваться преступлением и поэтому не влечет уголовной ответственности. Это правило закреплено в ст. 28 УК, которая раскрывает понятие невиновного причинения вреда как основания для признания отсутствия признаков преступления у лица, причинившего вред.

По приговору Хлевенского районного суда Липецкой области от 20 февраля 2001 г. Ф. осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ. Он признан виновным в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, при следующих обстоятельствах. 19 ноября 2000 г. около 16 час. 30 мин. в состоянии алкогольного опьянения Ф. возвращался с полевых работ на управляемом им комбайне вместе с находившимся на подножке Ж. Зная о неисправности тормозной системы, Ф. на спуске не выбрал скорость, обеспечивавшую безопасность движения, не справился с управлением комбайна, в результате чего комбайн опрокинулся, придавил Ж. и тот от полученных повреждений на месте происшествия скончался. Своими действиями Ф. допустил нарушение п. п. 1.5, 2.3.1, 2.7, 10.1 Правил дорожного движения РФ. В кассационном порядке приговор не был обжалован.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора и прекращении дела по п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием состава преступления в действиях Ф. Президиум Липецкого областного суда 22 марта 2002 г. удовлетворил протест, указав следующее. Ф. признал вину в части допущенных им нарушений Правил дорожного движения, повлекших опрокидывание комбайна. Относительно смерти Ж. он пояснил, что не знал о нахождении на подножке комбайна потерпевшего, поскольку тот запрыгнул на нее без его ведома и ему это не было видно из кабины. Он следил за дорогой и "все время смотрел вперед". Нарушение Ф. Правил дорожного движения, повлекшее аварию, доказано материалами дела. Однако его действия, связанные с причинением по неосторожности Ж. смерти, судом исследованы неполно. Так, не выяснено, не применимы ли в отношении него положения ч. 1 ст. 28 УК РФ, предусматривающей, что деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий. Как видно из приговора, суд не установил, что Ф. знал о следовании с ним на подножке комбайна Ж., и исключил из его обвинения нарушение п. 22.8 Правил дорожного движения, предусматривающего запрет на перевозку людей вне кабины автомобиля, трактора и других транспортных средств. Как показал в ходе предварительного следствия свидетель Г., конструкция комбайна с затемненными стеклами его кабины такова, что Ф. не располагал возможностью увидеть из кабины запрыгнувшего на подножку комбайна Ж. По словам свидетеля Ж-на, он ехал на машине за Ф. и видел, как тот перед спуском с плотины приостановил комбайн, "видимо, переключал скорость", и как в это время на подножку сзади кабины прыгнул Ж. При съезде комбайн перевернулся. При изложенных обстоятельствах Ф. не мог осознавать, что в результате допущенных им нарушений Правил дорожного движения может пострадать Ж., и в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 264 УК РФ. В связи с неправильным применением уголовного закона на основании ст. ст. 342, 346 УПК РСФСР приговор отменен, а дело прекращено за отсутствием в действиях Ф. состава преступления.

Виновность тесно связана с наказуемостью. На это прямо указывает ст. 5 УК, согласно которой "лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина". Вина - это психическое отношение лица к совершенному им деянию (действию или бездействию) и его общественно опасные последствия. Вина выступает в форме умысла (прямого или косвенного) либо в форме неосторожности (преступного легкомыслия или преступной небрежности).

Если общественная опасность, противоправность и виновность - это признаки преступления, характеризующие его сущность, то наказуемость, также являясь признаком преступления, характеризует последствия преступления. На это указывает конструкция уголовно-правовых норм Особенной части УК, в которые санкции за совершенное преступление включаются в качестве обязательного элемента. Норма без санкции, предусматривающей уголовное наказание, не может считаться уголовно-правовой нормой.

Вместе с тем УК содержит ряд положений, при которых лицо, признанное виновным, может быть освобождено от наказания либо от ответственности. Это означает, что наказуемость, как обязательный признак преступления, не тождественна реальному назначению наказания.

Наказуемость выступает в качестве потенциала, заложенного законодателем в уголовно-правовую норму, реализация которого в случае совершения преступления зависит от ряда обстоятельств.

Прежде всего преступление должно быть выявлено, а преступник установлен. Как уже говорилось, лицо, совершившее преступление, может быть освобождено при наличии ряда обстоятельств (например, изменение обстановки, истечение сроков давности и т.д.) от наказания или от уголовной ответственности. Наконец, суд в некоторых случаях может сам освободить виновного от уголовной ответственности (например, в случаях, предусмотренных ст. ст. 75, 76 УК).

Классификация преступлений. Существует несколько систем классификации преступлений в зависимости от предмета классификации.

В зависимости от формы вины различают умышленные и совершенные по неосторожности преступления; по субъекту преступления выделяют преступления, совершенные несовершеннолетними, должностные преступления, воинские преступления; по объекту посягательства они делятся на большие группы, входящие в разделы и главы Особенной части УК.

Статья 15 УК классифицирует преступления по степени общественной опасности. Эта классификация имеет весьма важное значение, поскольку в отличие от многих зарубежных уголовных кодексов российский не знает деления уголовно наказуемых деяний на преступления, проступки и нарушения (как, например, во Франции). Существовавшее в УК РСФСР выделение в отдельную категорию тяжких, особо тяжких преступлений (позднее объединенных в одну группу, сформированную по принципу перечисления составов преступлений), упоминание о малозначительных, не представляющих большой общественной опасности преступлениях нельзя рассматривать как серьезную классификацию.

Во-первых, не было четких критериев, по которым формировались эти группы преступлений, во-вторых, значительное число составов вообще этим делением на группы не охватывалось.

УК классифицировал по степени общественной опасности все преступления, взяв за основной критерий максимальный размер наказания, которое может быть назначено за совершение преступления. В качестве вспомогательного критерия выступает форма вины, что позволило дать гибкую систему отнесения конкретных составов к той либо иной категории преступлений.

Согласно ч. 1 ст. 15 УК все предусмотренные Кодексом преступления делятся на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.

К преступлениям небольшой тяжести относятся умышленные и неосторожные преступления, за совершение которых максимальное наказание, согласно санкциям соответствующих статей УК, не превышает двух лет лишения свободы. Например, из преступлений против личности к ним относятся умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК), побои (ст. 116 УК), угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК) и др.

К преступлениям средней тяжести относятся умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание предусмотрено до пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание, превышающее два года лишения свободы.

Это такие преступления, как убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК), убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК), доведение до самоубийства (ст. 110 УК) и т.д. В эту категорию входят также все преступления, совершенные по неосторожности, кроме вошедших в преступления небольшой тяжести.

Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не может превысить 10 лет лишения свободы. В их числе такие преступления, как похищение человека без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 126 УК), изнасилование (ч. ч. 1 и 2 ст. 131 УК), захват заложника без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 206 УК) и др.

К особо тяжким преступлениям относятся только умышленные деяния, за совершение которых законодатель предусмотрел максимальное наказание свыше 10 лет лишения свободы. Это убийство (ч. ч. 1 и 2 ст. 105 УК), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при квалифицирующих обстоятельствах (ч. ч. 2, 3, 4 ст. 111 УК) и т.д.

Таким образом, умышленные преступления в зависимости от степени общественной опасности могут быть всех четырех видов, а совершенные по неосторожности - только небольшой и средней тяжести.

Весьма важным обстоятельством является то, что согласно УК не усмотрение суда, а установленный законодателем максимальный размер санкции, являясь объективным критерием общественного признания степени общественной опасности деяния, служит основанием для отнесения преступления к той либо иной категории тяжести.

Деление преступлений на категории по их тяжести имеет большое значение, поскольку служит основой регулирования законодателем порядка применения ряда поощрительных и карательных институтов Общей и Особенной частей УК.

Так, институт условно-досрочного освобождения дифференцирован в зависимости от категории преступления, за которое осуждено лицо (ст. 79 УК). От уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим может быть освобождено только лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести (ст. 76 УК).

Ответственность за приготовление к преступлению наступает только в случае, если виновный готовился к совершению тяжкого и особо тяжкого преступления (ч. 2 ст. 30 УК).

Преступным сообществом (преступной организацией) может быть признана только такая организованная и сплоченная группа людей, которая создается для совершения тяжких и особо тяжких преступлений (ч. 4 ст. 35 УК), и само создание, руководство или участие в таком сообществе влечет за собой строгую уголовную ответственность (ст. 210 УК).

Категория преступления влияет на определение типа рецидива (ст. 18 УК), на вид исправительного учреждения при осуждении к лишению свободы (ст. 58 УК), на назначение наказаний по совокупности (ст. 69 УК) и т.д.

Простое и единое сложное преступления. Преступление, как формализованный законодателем состав общественно опасных действий, может быть по своему внутреннему составу простым или сложным. При этом в качестве критериев выступают:

Простое преступление имеет один объект посягательства, совершается единым актом действия и направлен на единый предмет посягательства.

Так, умышленное убийство одного человека в бытовой ссоре является примером простого преступления, поскольку у него один объект (неприкосновенность личности), совершается оно единым по времени и умыслу действием и имеет один предмет посягательства (жизнь одного человека).

Особенностью конструкции УК является то, что он не дает понятия единого сложного преступления, не разграничивает его с совокупностью преступлений. Применительно к каждому преступному акту этот вопрос решается в диспозиции соответствующей части конкретной статьи УК, входящей в Особенную часть УК.

Так, умышленное убийство, совершенное из корыстных побуждений (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК), являет собой пример единого сложного преступления, поскольку посягательство имеет два объекта: неприкосновенность личности и преступление против собственности, хотя и совершается с единым умыслом. Равным образом убийство двух или более лиц (п. "а" ч. 2 ст. 105 УК) хотя и имеет единый объект - неприкосновенность личности, но имеет разные предметы посягательств - жизнь нескольких людей, умысел при этом направлен на лишение жизни двух и более людей.

Законодатель по-разному решает вопрос в случаях, когда при совершении преступления происходит одномоментно посягательство на различные объекты (охраняемые законом правоотношения).

Так, причинение при бандитском нападении тяжкого вреда здоровью имеет одновременно два объекта посягательства: общественная безопасность и неприкосновенность личности и должно квалифицироваться по реальной совокупности преступлений по двум статьям УК: ст. 209 (бандитизм) и ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). В то же время причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений также имеет два объекта посягательства: общественный порядок (хулиганство) и неприкосновенность личности (тяжкий вред здоровью), но квалифицируется только по п. "д" ч. 2 ст. 111 УК, т.е. является единым сложным преступлением.

Таким образом, единое сложное преступление, как правило, представляет собой совокупность единых простых преступлений, объединенных законодателем в один состав преступления.

Следует иметь в виду, что, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами УК, уголовная ответственность наступает только по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК РФ).

Кемеровским областным судом 17 июля 2000 г. Б. и С. осуждены по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 286 и ч. 2 ст. 302 УК. Они признаны виновными в том, что, как лица, производящие дознание, 24 марта 1999 г. в помещении Кемеровского РОВД принуждали к даче показаний свидетелей с применением насилия и издевательств. Кроме того, являясь должностными лицами, превысили свои полномочия, поскольку с применением насилия и специальных средств совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев 25 октября 2000 г. уголовное дело по кассационным жалобам осужденных и их адвокатов, приговор изменила и исключила указание об осуждении Б. и С. по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 286 УК, указав следующее. Признавая Б. и С. виновными по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 286 УК, суд неправильно применил уголовный закон, в нарушение требований ст. 17 УК признал совокупностью преступлений одно действие, предусмотренное общей нормой - ст. 286 УК и специальной нормой - ст. 302 УК. В соответствии с ч. 3 ст. 17 УК в этом случае содеянное надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 302 УК, а общая норма (п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 286 УК) подлежит исключению из приговора как излишне вмененная.

Нередко вопрос о том, является ли совокупность простых преступлений единым сложным преступлением либо представляет собой реальную или идеальную совокупность преступлений, решается судебной практикой.

Так, до 1992 г. признавалось, что все преступления, совершаемые при актах бандитизма, включая убийства, поглощаются составом бандитизма и не требуют квалификации по совокупности.

22 декабря 1992 г. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении "О судебной практике о делах об умышленном убийстве" указал, что убийство, совершенное при акте бандитизма, должно квалифицировать как бандитизм и умышленное убийство, т.е. единое сложное преступление с этого времени стало рассматриваться как два самостоятельных преступления.

После Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" суды стали исходить из указаний п. 13 этого Постановления, что каждое преступление, совершенное лицом в процессе бандитского нападения, должно получать самостоятельную квалификацию и лицо должно нести за него ответственность по совокупности с бандитизмом.

К категории сложного единого преступления относятся и так называемые длящиеся преступления, т.е. преступления, совершаемые с единым умыслом, имеющим единый объект посягательства, но совершаемые на протяжении длительного времени.

Эти преступления предусмотрены как длящиеся уже самим законодателем. Так, длящийся характер носят преступления, связанные с уклонением от выполнения какой-либо обязанности, например от уплаты средств на содержание детей (ст. 157 УК), от прохождения военной или альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК) и т.д.

Некоторые виды преступлений могут носить как обычный, одномоментный, так и длительный характер.

Так, кража может быть одномоментным по времени преступлением, но в то же время если изъятие ценностей (например, зерна из хранилища) происходит в несколько приемов при едином умысле на хищение, но через большие временные промежутки, то это длительное, т.е. сложное единое, преступление.

Продолжаемое преступление характеризуется с субъективной стороны единством умысла, обусловленного наличием единой цели, при этом каждое действие преступник совершает как часть общего, направленного на достижение намеченного им результата, общественно опасного деяния.

С объективной стороны продолжаемое преступление есть совокупность разных по времени действий, объединенных тождеством предмета посягательства (части одной взятки, элементы похищаемого по частям механизма и т.д.), места их совершения, способа совершения преступления.

Взятка по договоренности между взяткодателем и взяткополучателем может быть вручена как сразу полностью, так и частями, через длительные промежутки времени, например в виде процентных отчислений с получаемых взяткодателем платежей.

Длящееся преступление следует отличать от продолжаемого.

При длящемся характере преступления оно считается оконченным с начала совершения преступных действий, при продолжаемом, как правило, при полной реализации умысла.

Срок давности по длящимся видам преступлений течет либо с момента его пресечения, либо с момента последнего акта преступного деяния, когда виновный прекращает общественно опасные действия.

Место преступления в системе правонарушений. Российское законодательство знает несколько типов правонарушений: преступление, административный или дисциплинарный проступок, гражданско-правовой деликт. Их разделение на указанные типы зависит от того, какой отраслью права введены запреты на их совершение, какие общественно-социальные сферы они затрагивают.

Все правонарушения имеют в качестве общих два признака: общественную опасность и противоправность. Точка зрения ряда специалистов о том, что признаком общественной опасности обладают только преступления, совершенно справедливо не разделяется современной юридической наукой. В основе любого правонарушения лежит волевое начало, т.е. отношение нарушителя к установленным в обществе запретам и ограничениям, закрепленным в определенных правовых нормах. Игнорирование правовых норм, нарушение их требований создают определенные социальные проблемы, наносят ущерб интересам общества и отдельных граждан. Поэтому признак общественной опасности присущ любой форме правонарушения.

Отличие преступления от иных деликтов - в степени общественной опасности. Преступление, в отличие от других правонарушений, несет повышенную угрозу охраняемым государством институтам, что требует от органов власти более строгого реагирования, включая меры наказания преступников, чем, например, на нарушение административных запретов.

Рассматривая взаимосвязь между преступлением и другими правонарушениями, мы можем выделить две группы преступлений:

Таким образом, не только характер действий, но и размер наступивших в результате их последствий служит своеобразным показателем степени общественной опасности деяния. Вместе с тем при оценке степени общественной опасности деяния законодатель отказался от учета степени опасности самой личности.

Преступления - это деяния, предусмотренные только УК. Иные правонарушения предусматриваются КоАП, процессуальными кодексами, Семейным, Гражданским, Таможенным кодексами, дисциплинарными уставами, иными подзаконными нормативными актами.

Форма вины прямо влияет на оценку степени общественной опасности деяния, в ряде случаев при неосторожной форме вины оно вообще перестает быть преступлением. Так, умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью влечет уголовную ответственность, предусмотренную ст. 112 УК, а причинение такого же вреда по неосторожности не является преступлением, для виновного наступает гражданско-правовая обязанность возместить причиненный вред (ст. 1085 ГК).

Глава 2. Действие уголовного закона во времени и в пространстве
 
Глава 4. Лица, подлежащие уголовной ответственности