Мудрый Юрист

Глава 30. Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления

Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиямиСтатья 285.1. Нецелевое расходование бюджетных средствСтатья 285.2. Нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондовСтатья 285.3. Внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведенийСтатья 286. Превышение должностных полномочийСтатья 286.1. Неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказаСтатья 287. Отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской ФедерацииСтатья 288. Присвоение полномочий должностного лицаСтатья 289. Незаконное участие в предпринимательской деятельностиСтатья 290. Получение взяткиСтатья 291. Дача взяткиСтатья 291.1. Посредничество во взяточничествеСтатья 291.2. Мелкое взяточничествоСтатья 292. Служебный подлогСтатья 292.1. Незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобретение гражданства Российской ФедерацииСтатья 293. Халатность

Комментарий к гл. 30 УК РФ

Понятие и виды преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления

УК, отказавшись от принятого ранее принципа выделения должностных преступлений по признаку специального субъекта, объединил в одну группу преступления по признаку родового объекта - государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Это дало возможность включить в гл. 30 УК преступления, совершаемые как должностными лицами, так и иными работниками, состоящими на государственной и муниципальной службе: присвоение полномочий должностного лица (ст. 288) и служебный подлог (ст. 292). Перестали быть субъектами преступлений, включенных в гл. 30 УК, руководители государственных и муниципальных унитарных предприятий и иных организаций, ставящих своей целью извлечение прибыли.

Наличие многих общих родовых признаков позволяет дать должностным преступлениям общую характеристику.

Первым из таких признаков является наличие единого родового объекта.

Объектом должностного преступления является нормальная, регламентированная соответствующими правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, а непосредственным объектом - права и законные интересы граждан, организаций либо охраняемые законом интересы общества и государства.

Предметом преступных посягательств выступает деятельность конкретного органа государственной власти или местного самоуправления; незаконно используя свои полномочия в этом органе, субъект преступления причиняет вред как самому органу, так и широкому кругу прав и интересов других субъектов гражданского общества.

Объективная сторона должностных преступлений предполагает совершение указанных в диспозиции соответствующих статей деяний вопреки интересам службы, т.е. находящихся в противоречии не только с задачами, для выполнения которых образован орган или учреждение, но и с теми полномочиями, выполнение которых непосредственно возложено на должностное лицо; наступление определенных последствий преступления (например, существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства); наличие причинной связи между незаконными действиями (бездействием) должностного лица и наступившими последствиями.

Совершение должностным лицом противоправных действий, не связанных с выполнением им своих служебных обязанностей, не образует состава должностного преступления и при наличии к тому оснований может быть квалифицировано по другим статьям УК.

Б., работая в должности главного инспектора отдела собственной безопасности таможенного управления, а затем заместителя начальника отдела, заявил Р., ведущему инспектору таможни, о том, что в отношении его имеются компрометирующие материалы, и потребовал передачи ему 15 тыс. долл. США. При передаче денег Б. был задержан. По приговору Московского городского суда Б. осужден по п. п. "в", "г" ч. 4 ст. 290 УК. Президиум Верховного Суда РФ, удовлетворяя протест заместителя Генерального прокурора РФ, указал следующее. Согласно ст. 290 УК ответственность по ней наступает в случае получения должностным лицом взятки за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу своего должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе. Однако из установленных судом фактических обстоятельств дела видно, что осужденный никаких конкретных действий в пользу Р. не совершал и не мог совершить, покровительства оказать также не мог. Из дела усматривается, что какими-либо материалами, свидетельствующими о совершении Р. противоправных действий, осужденный не располагал, а его умысел изначально был направлен на завладение денежными суммами путем обмана потерпевшего. С этой целью осужденный лично составил не соответствующие действительности материалы и, используя их, требовал от потерпевшего деньги. Начальник отдела службы безопасности таможенного управления и его заместитель показали в суде, что с 30 января 1998 г. Б. был переведен в Московскую западную таможню и по своему должностному положению не мог контролировать деятельность Р. Кроме того, ни органы следствия, ни суд не указали, какой ущерб законным интересам потерпевшего могли причинить действия (бездействие) осужденного при неисполнении его требования о даче взятки или какие вредные последствия в случае дачи взятки предотвращались для потерпевшего, если к последнему не было и не могло быть каких-либо претензий в связи с его деятельностью по таможенной службе. Вместе с тем, если вначале осужденный мог по службе контролировать работу потерпевшего, то затем, на момент передачи денег, они работали в разных подразделениях, и осужденный никакого отношения к деятельности потерпевшего не имел. Таким образом, фактически Б. пытался обмануть Р., вводя в заблуждение, что в отношении его существуют компрометирующие материалы, т.е. совершил действия, предусмотренные ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК, - покушение на мошенничество в крупном размере, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Родовыми субъектами преступлений, предусмотренных ст. ст. 285, 285.1, 285.2, 286, 287, 289, 290, 292 и 293 УК, могут быть только должностные лица, которыми в соответствии с примечанием 1 к ст. 285 УК признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости (примечание к ст. 318 УК).

Понятие представителя власти в развернутом виде дано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе": "к представителям власти следует относить лиц, осуществляющих законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работников государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (например, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, члены Правительства Российской Федерации и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, судьи федеральных судов и мировые судьи, наделенные соответствующими полномочиями работники прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД Российской Федерации и ФСБ Российской Федерации, состоящие на государственной службе аудиторы, государственные инспекторы и контролеры, военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями)".

Не являются представителями власти различного рода внештатные сотрудники, действующие за пределами данных им конкретных поручений.

Так, приговором Красноярского краевого суда 17 июля 1998 г. М., внештатный сотрудник милиции, осужден по п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 159, п. "б" ч. 4 ст. 290, ч. 1 ст. 286, ч. 1 ст. 325 УК. Он признан виновным в мошенничестве с использованием своего служебного положения, неоднократном получении взяток, превышении должностных полномочий и уничтожении официальных документов из корыстной заинтересованности. Президиум Верховного Суда РФ 21 февраля 2001 г. удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ по следующим основаниям. Признавая М. виновным в получении взяток, суд исходил из того, что он являлся должностным лицом. Однако это - ошибочный вывод.

Как видно из Временной инструкции по организации работы внештатных сотрудников милиции, утвержденной Приказом МВД России от 20 ноября 1992 г., внештатные сотрудники используются для выполнения конкретных поручений сотрудника милиции, за которым они закреплены, и в своей работе внештатный сотрудник осуществляет только действия, не выходящие за пределы данных ему поручений. М. был закреплен за работником милиции К. На предварительном следствии и в суде сотрудники милиции В. и К. показали, что они не давали М. поручения проверять торговые павильоны. Упомянутая Временная инструкция запрещает внештатным сотрудникам милиции самостоятельное производство процессуальных и других действий, оперативно-розыскных мероприятий. Следовательно, М. не являлся должностным лицом, а используя удостоверение внештатного сотрудника милиции, путем обмана получал деньги от частных предпринимателей, т.е. совершил мошенничество. В связи с этим его действия подлежат переквалификации с п. "б" ч. 4 ст. 290 на п. "б" ч. 2 ст. 159 УК.

По таким же основаниям должно быть исключено из приговора указание об осуждении М. по п. "в" ч. 2 ст. 159 УК. Поскольку М. не являлся должностным лицом, он не может нести ответственность и за превышение должностных полномочий, ответственность за которое предусмотрена ст. 286 УК, и приговор в этой части подлежит отмене с прекращением дела за отсутствием состава преступления.

Акты контрольных закупок, которые уничтожал М., нельзя признать официальными документами, так как они составлялись не должностным лицом и оформлялись с целью обмана частных предпринимателей. Поэтому приговор в части осуждения М. по ч. 1 ст. 325 УК также подлежит отмене с прекращением дела за отсутствием в его действиях состава преступления.

В соответствующих статьях гл. 30 УК в качестве квалифицирующего признака предусматривается совершение деяния лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ.

В примечании 2 к ст. 285 УК разъяснено, что под лицами, занимающими государственные должности РФ, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов (к этим лицам относятся, в частности, Президент РФ, Председатель Правительства РФ и его заместители, федеральные министры, Председатели Палат Федерального Собрания, члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы, Председатель и аудиторы Счетной палаты, судьи, Генеральный прокурор РФ, Председатель Центрального банка РФ). Под лицами, занимающими государственные должности субъектов РФ (примечание 3 к ст. 285 УК), понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов РФ для непосредственного исполнения полномочий государственных органов (к таким должностным лицам относятся президенты республик, главы иных субъектов РФ, например губернаторы краев, областей, руководители органов законодательной (представительной) и исполнительной власти, депутаты органов законодательной (представительной) власти и др.).

Наряду с государственными должностями РФ следует иметь в виду государственные должности лиц по обеспечению исполнения полномочий федеральных государственных органов, государственных органов субъектов РФ и лиц, замещающих государственные должности субъектов РФ в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Практика Верховного Суда Российской Федерации свидетельствует, что при рассмотрении дел о взяточничестве допускаются ошибки в определении статуса должностного лица. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ внесла изменения в приговор Красноярского краевого суда, по которому старший следователь следственного отдела Октябрьского РОВД г. Красноярска Х. осужден по ч. 3 ст. 290 УК. Его действия коллегия переквалифицировала на ч. 2 ст. 290 УК, указав, что следователь в соответствии с примечанием 2 к ст. 285 УК не является лицом, занимающим государственную должность. Аналогичное решение в отношении старшего следователя районной прокуратуры принято коллегией по делу Г-ва и Г-вой (определение N 48-098-77).

Под организационно-распорядительными функциями понимается осуществление полномочий по руководству аппаратом государственного органа либо органа местного самоуправления (подбор и расстановка кадров, поддержание трудовой дисциплины, применение мер поощрения и наложения дисциплинарных взысканий).

Под выполнением должностным лицом административно-хозяйственных функций понимается совершение действий по управлению или распоряжению государственным либо муниципальным имуществом. Этими полномочиями в государственных органах, органах местного самоуправления, в государственных и муниципальных учреждениях наделены, в частности, начальники хозяйственных и финансовых отделов и служб.

Лицо, временно исполняющее обязанности по определенной должности, может быть признано субъектом должностного преступления при условии, что эти обязанности возложены на данное лицо в установленном законом порядке (например, судья, находящийся в отставке и призванный председателем вышестоящего суда к временному исполнению полномочий судьи).

В соответствии с законом субъектами должностного преступления могут быть также лица, осуществляющие функции представителя власти либо организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции по специальному полномочию, предоставленному им правомочным органом либо должностным лицом (например, члены добровольной народной дружины).

Не являются субъектами должностного преступления те работники государственных и муниципальных учреждений, которые выполняют сугубо профессиональные или технические обязанности.

Президиум Верховного Суда РСФСР в действиях врача, производившего женщинам по их просьбе искусственное прерывание беременности (аборт), за что получал от них вознаграждение, не усмотрел состава взяточничества и приговор по ч. 2 ст. 173 УК РСФСР отменил и дело производством в этой части прекратил за отсутствием состава преступления. П., имея высшее медицинское образование, работал старшим судовым врачом плавбазы. Находясь в море, неоднократно производил незаконные аборты женщинам, находившимся на плавбазе, получая вознаграждение в сумме 100 руб. за каждый произведенный аборт. Всего им было произведено четыре аборта и получено 400 руб. Президиум Верховного Суда РСФСР, прекращая дело в части осуждения по ч. 2 ст. 173 УК РСФСР, по протесту Генерального прокурора указал следующее. Беременные женщины, которые в силу существующего положения подлежали списанию на берег, сами обращались к П. за помощью в производстве им аборта. Операции по искусственному прерыванию беременности П. проводил в операционной медсанчасти во внерабочее время и не в связи с занимаемой должностью, а как единственный на судне врач-хирург. В данном случае П. действовал не как старший врач, выполняющий функцию должностного лица, а как врач, оказывающий медицинскую помощь. За эти действия он мог нести дисциплинарную, а не уголовную ответственность.

Если наряду с осуществлением этих обязанностей на данного работника в установленном законом порядке возложено и исполнение функций должностного лица, то в случае их нарушения он может нести ответственность за должностное преступление (например, врач - за злоупотребление полномочиями, связанными с участием в работе бюро медико-социальной экспертизы, призывных комиссий; преподаватель - за нарушение обязанностей, возложенных на него как на члена государственной экзаменационной комиссии).

Ставропольским краевым судом Ш. осужден по п. "б" ч. 4 ст. 290 УК. Он признан виновным в том, что, являясь врачом-терапевтом городской поликлиники и по совместительству - заместителем заведующего горздравотдела администрации г. Невинномысска Ставропольского края, назначенным на должность бригадира (председателя) медицинской водительской комиссии при поликлинике, и злоупотребляя своим служебным положением, из корыстных побуждений в течение 1997 - 1998 гг. при приеме граждан, проходящих медицинскую комиссию, получал взятки за выдачу медицинских справок о профессиональной пригодности.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационным жалобам осужденного и его адвоката, приговор оставила без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, указав, в частности, что доводы жалоб осужденного и его адвоката о том, что Ш. не являлся должностным лицом и, следовательно, субъектом преступления, предусмотренного ст. 290 УК, необоснованны. Как видно из материалов дела, в соответствии с Приказом Министерства здравоохранения СССР от 29 сентября 1989 г. N 555 "О совершенствовании системы медицинских осмотров трудящихся и водителей индивидуальных транспортных средств", а также постановлением главы администрации Ставропольского края приказом главного врача поликлиники г. Невинномысска на основе принципа добровольности были укомплектованы хозрасчетные бригады из числа медицинских работников поликлиники. Бригадиром одной из таких хозрасчетных бригад - комиссии по медицинскому освидетельствованию водителей транспортных средств (водительской комиссии) приказом главного врача поликлиники был назначен врач-терапевт Ш. Согласно должностной инструкции на председателя (бригадира) хозрасчетной водительской комиссии было возложено непосредственное руководство деятельностью медицинского персонала, и он нес полную ответственность за своевременность и качество медицинского обследования лиц, проходящих медицинское освидетельствование, давал заключения о допуске к работе по занимаемой должности, осуществлял контроль за ведением документации, организацией труда и расстановкой кадров.

Суд тщательно исследовал вопрос о должностном положении Ш. и на основе анализа перечисленных и других имеющихся в деле доказательств обоснованно пришел к выводу о том, что Ш. как бригадир (председатель) комиссии по медицинскому освидетельствованию водителей являлся должностным лицом.

Не являются субъектами преступлений, предусмотренных гл. 30 УК, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих предприятиях, ставящих основной целью своей деятельности извлечение прибыли (хозяйственное товарищество, акционерное общество, производственный кооператив, государственное или муниципальное унитарное предприятие и т.п.), а также в некоммерческих организациях, которые не являются органами государственной власти или местного самоуправления (потребительский кооператив, общественное объединение, религиозная организация и т.п.).

Озерским городским судом Челябинской области П. осуждена по ч. 3 ст. 204 УК, а М. - по ч. 1 ст. 204 УК. М., директор ТОО "Фортуна", предложила представителю производственного объединения "Маяк" П. заключить договор на поставку объединению в 1998 г. спецодежды, зная о том, что она является должностным лицом - руководителем группы материально-технического снабжения упомянутого объединения. По обоюдному согласию между собой, в случае заключения договора, М. согласилась передавать П. денежные суммы в размере 5% от суммы оплаты за поставленную продукцию.

Судебная коллегия по уголовным делам Челябинского областного суда 3 июня 1999 г. приговор в отношении М. оставила без изменения. П. в кассационном порядке приговор не обжаловала.

Президиум Челябинского областного суда судебные решения отменил, а дело направил на новое судебное рассмотрение, считая квалификацию действий П. и М. неправильной.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене постановления президиума областного суда и оставлении без изменения приговора и кассационного определения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ протест удовлетворила, указав следующее. Отменяя судебные решения, президиум областного суда исходил из того, что П. - руководитель группы материально-технического снабжения государственного унитарного предприятия - производственного объединения "Маяк", т.е. должностное лицо государственного предприятия. Согласно примечанию к ст. 285 гл. 30 УК, которая предусматривает ответственность за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, должностными лицами в статьях главы, в частности, признаются лица, осуществляющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных учреждениях. Между тем президиум областного суда не учел разницы между государственным учреждением и государственным предприятием, что привело к неправильному выводу о должностном положении М. и П. Как установлено материалами дела, производственное объединение "Маяк" является государственным унитарным предприятием, находящимся в федеральной собственности. В соответствии с п. 1 ст. 113 ГК унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней имущество. В форме унитарных предприятий могут быть созданы только государственные и муниципальные предприятия.

Действия статей гл. 30 УК согласно примечанию к ст. 285 УК распространяются только на государственные учреждения. Государственное учреждение относится к некоммерческим организациям, порядок создания и деятельности которых регламентирован ст. 120 ГК. Производственное же объединение "Маяк" - это государственное предприятие, а не учреждение и действует как коммерческая организация в форме государственного унитарного предприятия. Поэтому действия П. и М. не могут быть квалифицированы по статьям гл. 30 УК.

Недолжностные лица государственных организаций и органов местного самоуправления, а также частные лица, участвующие в той или иной форме в совершении должностных преступлений, в которых исполнителями выступают должностные лица, несут ответственность как соучастники преступления, если только они не входят вместе с должностными лицами в состав организованной преступной группы.

Ответственные лица некоммерческих общественных организаций и государственных внебюджетных фондов являются субъектами предусмотренных гл. 30 УК преступлений при условии, что эти структуры образованы (учреждены) государством, а их должностные лица аттестованы в качестве госслужащих.

В качестве субъектов, действующих по специальному полномочию, применительно к гл. 30 УК следует отнести судебных экспертов, дающих экспертные заключения по уголовным и гражданским делам. Получая в соответствии с постановлением следователя или суда (т.е. от имени государства) полномочия по оценке и констатации фактов, эксперт, давая заключение, становится источником доказательств особого рода, он осуществляет организационно-распорядительные функции в соответствии со специальными полномочиями, получаемыми от государства.

Поэтому является ошибочной точка зрения ряда представителей юридической науки - Б.В. Волженкина, А.Н. Игнатова и др., которые полагают, что эксперт, давший за вознаграждение заведомо ложное заключение, несет ответственность только за преступление против правосудия.

В силу наличия специальных полномочий судебный эксперт, получивший вознаграждение за заведомую ложность своего заключения, должен нести ответственность по совокупности за взяточничество (ст. 290 УК) и заведомо ложное заключение (ст. 307 УК).

Наряду с преступлениями, предусмотренными гл. 30 УК, уголовная ответственность должностных лиц установлена и за некоторые другие преступления, например за фальсификацию избирательных документов, документов референдума (ст. 142 УК), фальсификацию итогов голосования (ст. 142.1 УК), воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144 УК), некоторые преступления против правосудия и т.п.

В этих случаях посягательство направлено на другие объекты, а невыполнение или нарушение должностным лицом своих служебных обязанностей является способом совершения преступления, характеризующим его объективную сторону.

Злоупотребление должностными полномочиями

Ответственность за злоупотребление служебными полномочиями установлена ст. 285 УК, в ч. 1 которой состав преступления определяется как "использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства".

Состав данного преступления предполагает наличие следующих признаков, характеризующих его объективную и субъективную стороны:

Объектом преступления, кроме общего для всех преступлений гл. 30 УК объекта, т.е. нормальной деятельности органа, в котором работает должностное лицо, являются права и законные интересы граждан, организаций, общества и государства.

Объективная сторона выражается, как правило, в действиях должностного лица, совершаемых вопреки интересам службы. Иногда злоупотребление служебными полномочиями может выражаться в бездействии, например при попустительстве (так, должностное лицо, зная о совершении подчиненными крупных хищений, не принимает мер к пресечению их деятельности, которые он обязан принять в силу своих полномочий).

При решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях (бездействии) должностного лица состава данного преступления необходимо устанавливать круг и характер его служебных прав и обязанностей, закрепленных в законодательных и иных нормативных правовых актах, в уставах, положениях, инструкциях и т.п. В соответствующих процессуальных документах (в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении, приговоре) должны содержаться ссылки на правовые акты, в силу которых должностное лицо наделено теми или иными полномочиями, а также конкретные обязанности и права, злоупотребление которыми вопреки интересам службы ставится ему в вину.

Необходимость такой конкретизации формулировки обвинения обусловлена тем обстоятельством, что ст. 285 УК РФ (в отличие от ранее действовавшей ст. 170 УК РСФСР) предусматривает ответственность за злоупотребление именно должностными полномочиями, а не за злоупотребление служебным положением, которое занимает должностное лицо в соответствующем государственном органе, органе местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях.

Органами предварительного следствия О. - сотрудник региональной службы налоговой полиции по Тюменской области обвинялся в том, что он, являясь должностным лицом, из корыстных побуждений, действуя вопреки интересам службы и используя свое служебное положение, добивался производства бесплатного ремонта своего поврежденного автомобиля. Он обратился к своему знакомому В., работавшему на станции технического обслуживания клуба детского творчества, с просьбой качественно покрасить его автомобиль марки "Тойота 4 Раннер" и пояснил, что цена за работу для него не имеет значения, так как платить будет лицо, виновное в аварии. Через три дня после выполнения работ В. предложил О. оплатить стоимость работ. Преследуя цель обогащения, О. деньги не заплатил, а заявил директору клуба детского творчества Х., что В. и его напарник К. работу выполнили некачественно и за это должны быть уволены с работы. Х., передав В. суть разговора, посоветовал ему уладить конфликт с работником налоговой полиции. Когда В. и К. приехали на встречу с О., последний, используя как предлог некачественный ремонт автомобиля, поставил им условие: чтобы сохранить работу в клубе, В. обязан передать ему 1 тыс. долларов США, а К. - 2 тыс. долларов США.

Центральным районным судом г. Тюмени О. оправдан по ч. 1 ст. 285 УК за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела для дополнительного расследования, поскольку в действиях О. имеется состав преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 и ч. 1 ст. 163 УК. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения, а протест прокурора - без удовлетворения, указав следующее. Статья 285 УК предусматривает ответственность за злоупотребление именно должностными полномочиями, а не за злоупотребление служебным положением, которое занимает должностное лицо в соответствующем государственном органе, органе местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях. Как уже говорилось, при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях должностного лица состава данного преступления нужно установить круг и характер его служебных прав и обязанностей. Это требование закона по данному делу не выполнено. Ни в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, ни в обвинительном заключении органы следствия не указали, злоупотребление какими правами и обязанностями допустил О. Поэтому суд правильно оправдал О., сославшись при этом на диспозицию ст. 285 УК. Исходя из анализа обстоятельств дела суд обоснованно признал, что согласно наряд-заказу О. вступил в гражданско-правовые отношения со станцией технического обслуживания клуба детского творчества, которые должны регулироваться нормами ГК и ГПК. Не установив злоупотребления О. должностными полномочиями, а имея лишь факт конфликта по поводу качества ремонта автомобиля, принадлежащего О. как работнику налоговой полиции, суд правильно оправдал его за отсутствием состава преступления.

Формы и способы злоупотреблений должностными полномочиями могут быть самыми разнообразными:

Корыстная или иная личная заинтересованность может проявляться, например, в стремлении приобрести какое-либо имущество без признаков его хищения. Например, должностное лицо отвлекает технику и рабочую силу со строительства или профилактического ремонта социальных объектов для строительства собственной дачи. И хотя им оплачены выполненные на даче работы, срок окончания работ на общественно значимых объектах сорван (не завершена подготовка систем отопления к зимнему периоду).

Иная личная заинтересованность как мотив злоупотребления должностными полномочиями может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленном такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п.

Под существенным нарушением прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства как обязательным элементом объективной стороны злоупотребления должностными полномочиями понимается такое нарушение, которое повлекло причинение существенного материального либо иного вреда (нарушение конституционных прав и свобод граждан, подрыв авторитета органа государственной власти, органов местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения, создание серьезных помех и сбоев в их работе, сокрытие хищений в крупном размере, других преступлений и т.п.).

Решение вопроса о том, явилось ли нарушение указанных в ст. 285 УК прав и законных интересов существенным, зависит от конкретных обстоятельств злоупотребления должностными полномочиями, в частности от степени отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу органов и учреждений, указанных в примечании 1 к ст. 285 УК, характера и размера понесенного ими ущерба, числа потерпевших граждан, тяжести причиненного им морального или имущественного вреда.

Во всяком случае, если лицо признается виновным в злоупотреблении должностными полномочиями, в соответствующих процессуальных документах должно содержаться обоснование существенности нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Под интересами службы следует понимать не только строгое следование нормативным документам (приказам, инструкциям, положениям, уставам и законам, регулирующим деятельность организации), но и то, направлено ли такое следование должностным лицом на реализацию задач, стоящих перед этой организацией.

Следует иметь в виду, что в случае чрезвычайных обстоятельств (стихийных бедствий, промышленных катастроф, террористических актов и т.п.) должностным лицам приходится предпринимать действия, формально нарушающие требования нормативных актов, регулирующих деятельность организаций, но направленные на защиту общественных интересов и личных интересов граждан. Возможное причинение при этом ущерба должно оцениваться с учетом норм УК о крайней необходимости (ст. 39) и об обоснованном риске (ст. 41), предусматривающих основания для освобождения от уголовной ответственности лиц, действующих в таких условиях.

Обязательным признаком преступления является наличие вреда, поэтому состав преступления, предусмотренного ст. 285 УК, является материальным.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста и являющееся должностным лицом.

Совершение предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК преступления лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, или главой органа местного самоуправления является квалифицирующим признаком ч. 2 ст. 285 УК.

Установление повышенной ответственности такого должностного лица за злоупотребление своими полномочиями объясняется как самим характером правомочий, которыми оно наделено в отношении широкого круга физических и юридических лиц, так и теми серьезными последствиями, которые могут наступить в результате его противоправных действий.

Субъективная сторона преступления - прямой умысел. Лицо сознает, что использует свои полномочия вопреки интересам службы для достижения корыстных или иных личных целей.

По отношению к негативным последствиям своих действий вина может быть как умышленной (когда лицо осознает характер и размер вреда законным интересам различных субъектов, который наступит в результате его действий), так и неосторожной.

Квалифицирующим признаком ч. 3 ст. 285 УК является наступление тяжких последствий: смерти одного или нескольких людей или причинение тяжкого вреда здоровью, крупных аварий, длительной дезорганизации деятельности государственных или муниципальных организаций и т.п.

Нецелевое расходование бюджетных средств

Статьи 285.1 и 285.2 включены в Кодекс Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ и направлены на борьбу с незаконным расходованием средств бюджетов всех уровней и государственных внебюджетных фондов. Общественная опасность таких деяний заключается в том, что нецелевой расход финансовых ресурсов, аккумулированных в бюджетах и государственных внебюджетных фондах, подрывает государственную финансовую дисциплину, препятствует достижению тех целей, которых государство хотело добиться, выделяя соответствующие средства.

Согласно ч. 1 ст. 285.1 УК под нецелевым расходованием бюджетных средств понимается "расходование бюджетных средств должностным лицом получателя бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения, определенным утвержденными бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным документом, являющимся основанием для получения бюджетных средств, совершенное в крупном размере".

Под бюджетом понимается форма образования и расходования денежных средств, предназначенного для финансового обеспечения задач и функций государства и местного самоуправления. Обычно бюджет формализован в виде специального документа, фиксирующего доходы и расходы бюджета, а также источники поступления средств и цели, на которые они расходуются. Например, федеральный бюджет формализован в виде федерального закона о государственном бюджете на соответствующий год.

Бюджетная роспись - документ о поквартальном распределении доходов и расходов бюджета и поступлений из источников финансирования дефицита бюджета, устанавливающий распределение бюджетных ассигнований между получателями бюджетных средств и составляемый в соответствии с бюджетной классификацией РФ.

Бюджетные ассигнования - это бюджетные средства, предусмотренные бюджетной росписью получателю или распорядителю бюджетных средств.

Смета доходов и расходов - это финансовый документ о доходах, получаемых организацией в результате своей деятельности, и расходах находящихся в его распоряжении средств, включая средства, полученные из государственных бюджетов или бюджета местного самоуправления.

Получатель бюджетных средств - это бюджетное учреждение или иная организация, которая в соответствии с бюджетной росписью получает право на получение бюджетных средств.

Объектом преступления является финансовая дисциплина в области бюджетных правоотношений.

Объективная сторона преступления может проявляться в различных формах:

Крупным размером является сумма бюджетных средств, превышающая 1500 тыс. руб.

Примером нецелевого расходования бюджетных средств является расход денег, выделенных на обеспечение текущей деятельности бюджетной организации:

Вместе с тем не является преступлением расход средств на цели, предусмотренные бюджетной росписью, но в больших размерах, чем это предусмотрено соответствующими разделами, за счет экономии по другим разделам бюджетной росписи. За подобные действия может наступить ответственность по ст. 15.14 КоАП.

Субъектом преступления выступает должностное лицо, уполномоченное принимать решения о распределении и расходовании бюджетных средств (руководитель организации, его заместитель, начальник финансовой службы, главный бухгалтер).

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Должностное лицо, принимая решение о расходовании средств, понимает, что оно направляет их на цели, не предусмотренные бюджетными документами, таким образом превышая свои служебные полномочия.

Квалифицирующими признаками ч. 2 ст. 285.1 УК является совершение преступления:

В группе могут состоять два и более должностных лица, работающие как в одной организации, так и в разных организациях, одно из которых является распорядителем кредитов, а другое - их получателем. Например, сговор на нецелевое расходование бюджетных средств возможен между руководителем финансовой службы областного управления образования и руководителем подчиненного управлению учебного заведения.

Особо крупным размером признается сумма, превышающая 7500 тыс. руб.

Хотя преступление совершается путем превышения должностным лицом своих служебных полномочий, действия виновного квалифицируются только по ст. 285.1 УК.

Нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов

Это расходование средств этих фондов на цели, не соответствующие условиям, определенным законодательством РФ, регулирующим их деятельность, и бюджетам указанных фондов. Часть 1 ст. 285.2 УК предусматривает ответственность за совершение этих деяний в крупном размере (от 1500 тыс. до 7500 тыс. руб.).

Государственные внебюджетные фонды образуются для решения стоящих перед государством задач в социальной сфере и формируются вне бюджетов РФ, бюджетов субъектов Федерации и бюджетов местного самоуправления. К таким фондам относятся, например, Пенсионный фонд РФ, Фонд медицинского страхования РФ и т.п.

Денежные средства указанных фондов формируются за счет отчислений работодателей, отчислений из заработной платы работников и иных источников, включая доходы фондов от собственной деятельности, разрешенной законодательством.

Объектом преступления является государственная финансовая дисциплина в деятельности этих фондов, факультативным объектом выступает исполнение обязательств государства перед определенными слоями населения, для обеспечения которых создаются указанные внебюджетные фонды.

Объективная сторона преступления заключается в расходовании средств фонда должностным лицом на цели, не предусмотренные законодательством РФ, уставом фонда и иными нормативными актами.

Субъект преступления - должностное лицо фонда, правомочное распоряжаться его средствами. Это могут быть начальники, заместители начальников, руководители финансовых служб фонда и его региональных отделений.

Субъективная сторона - прямой умысел, т.е. лицо сознает, что оно расходует средства государственного внебюджетного фонда на цели, не соответствующие задачам фонда.

Квалифицирующие признаки ч. 2 ст. 285.2 УК совпадают с таковыми по ч. 2 ст. 285.1 УК.

Превышение должностных полномочий

Часть 1 ст. 286 УК предусматривает ответственность за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Рассматриваемое преступление отличается от преступного злоупотребления должностным лицом своим должностным положением (ст. 285 УК) тем, что лицо совершает действия, явно выходящие за пределы его компетенции.

Объектом этого преступления является деятельность органа государственной власти или местного самоуправления, государственных или муниципальных организаций, факультативным объектом могут выступать законные права и интересы физических и юридических лиц, государственные или общественные интересы.

Объективная сторона данного преступления заключается в совершении должностным лицом действий по службе, которые, во-первых, явно выходят за пределы его полномочий, во-вторых, повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства и, в-третьих, находятся в причинной связи с наступившими последствиями.

Действиями, превышающими должностные полномочия, являются:

Применительно к данному составу преступления под существенным нарушением прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства понимаются последствия, связанные с причинением морального, физического или имущественного вреда личности, нарушением конституционных прав гражданина, нарушением нормальной работы организации, которое привело к длительному перерыву либо приостановлению ее деятельности, и т.п. Вопрос о существенности нарушения указанных прав и интересов решается исходя из конкретных обстоятельств дела.

Отсутствие вреда исключает ответственность по ст. 286 УК.

По приговору Кунцевского районного суда г. Москвы И. осужден по ч. 1 ст. 286 УК. Он признан виновным в превышении должностных полномочий, т.е. в совершении действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение охраняемых законом интересов государства. Работая инспектором отдела таможенного оформления и таможенного контроля таможенного поста Московской западной таможни, т.е. являясь должностным лицом, И., находясь при исполнении служебных обязанностей, 20 января 2000 г. получил от инспектора того же поста комплект документов для таможенного оформления груза, прибывшего на станцию "Москва - Киевская товарная" из Китая в адрес ООО "Роуз Групп". В числе документов находилась товарно-транспортная накладная, в которой был указан груз "одежда из натуральной кожи". На основании распоряжения на досмотр груза, выписанного начальником отдела, инспектор М. провел досмотр товара. В результате проведенного досмотра в контейнере, прибывшем в адрес ООО "Роуз Групп", обнаружено 425 картонных коробок с металлической фурнитурой для одежды. И., получив от М. акт о досмотре, не имея полного комплекта документов на груз и не убедившись в достоверности заявленных сведений, провел таможенное оформление, согласно акту, груза, состоявшего из товаров, минимально облагаемых таможенными пошлинами. Сумма таможенных платежей на данный груз составила 27449 руб. 64 коп. Надлежащая сумма таможенных платежей на данный груз, который состоял из одежды из натуральной кожи, составила бы 2024402 руб. 73 коп. И., понимая, что расхождения в сведениях о товарах приведут к уменьшению таможенных платежей, самовольно произвел выпуск товара. Местонахождение груза "одежда из натуральной кожи" установить не представилось возможным, а в государственный бюджет не поступили таможенные платежи в особо крупном размере на сумму 1996953 руб. 09 коп. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела за отсутствием в действиях И. состава преступления. Президиум Московского городского суда протест удовлетворил, указав следующее. По смыслу ст. 286 УК уголовная ответственность наступает в случае совершения должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Как видно из материалов дела, И. в нарушение требований ст. 154 ТК не оформил протокол о нарушении таможенных правил и самовольно выпустил товар, хотя такое решение мог принять только руководитель отдела таможенного оформления и таможенного контроля. Указанный груз был получен. Утверждение суда о том, что действия И. привели к непоступлению в государственный бюджет таможенных платежей на сумму 1996953 руб. 09 коп., поскольку местонахождение груза "одежда из натуральной кожи" установить не представилось возможным, нельзя признать обоснованным, поскольку оно является предположением, что противоречит требованиям закона. При таких обстоятельствах допущенное И. нарушение не содержит состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК. Президиум Московского городского суда отменил приговор и кассационное определение, а дело в отношении И. прекратил на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

За отсутствием состава преступления Судебная коллегия отменила судебные решения в отношении К., осужденного Сунженским районным судом Республики Ингушетия по ч. 3 ст. 286 УК (К. признан виновным в превышении должностных полномочий). Являясь дежурным по изолятору временного содержания Сунженского РОВД, он в нарушение требований Приказа МВД России N 41 незаконно вывел из камеры изолятора С., задержанного по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 330, ч. 4 ст. 166 УК, и отпустил его на ночь домой. Своими действиями, как указано в приговоре, К. существенно нарушил интересы государства, выразившиеся в подрыве авторитета нормальной деятельности государственного органа прокуратуры Республики Ингушетия по быстрому и полному раскрытию преступления.

В соответствии со ст. 286 УК уголовная ответственность за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий, наступает в том случае, если эти действия повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Вопреки требованиям закона суд не отметил в приговоре, какие именно существенные нарушения охраняемых законом интересов государства произошли в результате действий должностного лица - К. Как видно из материалов дела, 12 августа 1998 г. прокуратурой Республики Ингушетия уголовное дело в отношении С., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 330, ч. 4 ст. 166 УК, прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием в его действиях состава преступления. Таким образом, действия К., связанные с выводом С. из помещения изолятора временного содержания, не могли повлечь существенного нарушения охраняемых законом интересов государства, а именно подрыва авторитета и нормальной деятельности государственного органа в лице прокуратуры Республики Ингушетия по быстрому и полному раскрытию преступления. Судебная коллегия указала, что в действиях К. отсутствует уголовно наказуемое деяние и он должен нести ответственность в порядке служебной подчиненности, поэтому производство по делу прекратила.

Для установления факта превышения должностных полномочий следует в обязательном порядке выяснять, каким законом либо иным нормативным правовым актом регламентированы полномочия должностного лица и в чем конкретно выразилось их противоправное превышение.

Превышение должностных полномочий может иметь место как при осуществлении должностным лицом функций представителя власти, так и при выполнении им организационно-распорядительных либо административно-хозяйственных функций. В этом заключается отличие рассматриваемого состава преступления от других уголовно наказуемых деяний, также связанных с превышением должностных полномочий (например, от принуждения к даче показаний, ответственность за которое предусмотрена ст. 302 УК).

Субъектом данного преступления выступает должностное лицо. Квалифицирующим признаком ч. 2 ст. 286 УК является совершение преступления лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым либо косвенным умыслом.

При прямом умысле лицо сознает, что совершает действия, явно выходящие за пределы его полномочий, предвидит наступление последствий в виде нарушения прав и законных интересов граждан и организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства и желает наступления этих последствий.

При косвенном умысле лицо, сознавая, что превышает свои полномочия, допускает наступление упомянутых выше последствий, но не желает этого.

Особо квалифицирующими признаками (ч. 3 ст. 286 УК) являются:

Под применением насилия при превышении должностных полномочий подразумевается как причинение гражданину физического вреда (побои, истязание, причинение иного вреда здоровью, ограничение свободы), так и психическое воздействие на него, которое может выражаться в угрозах физической расправы в целях подавления воли потерпевшего.

Так, была признана ошибочной оценка действий виновного, данная Владимирским гарнизонным военным судом, которым младший сержант контрактной службы П. был признан виновным в оскорблении начальником подчиненных в связи с исполнением обязанностей военной службы, совершенном при следующих обстоятельствах. В ночь на 30 июля 2000 г. в помещении контрольно-технического пункта части П., предъявив дневальным рядовым Р. и В., подчиненным ему по воинскому званию, претензии о ненадлежащем несении ими службы, с целью унизить их честь и достоинство ударил по одному разу ногой Р. в лицо, а В. - по туловищу. Спустя некоторое время П. на территории парка из тех же побуждений вновь ударил Р. рукой по лицу. Московский окружной военный суд, рассмотрев дело по кассационному протесту государственного обвинителя, приговор в отношении П. отменил ввиду ошибочной переквалификации судом первой инстанции действий осужденного со ст. 286 (п. "а" ч. 3) УК на ст. 336 (ч. 2) УК и дело направил на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей, указав в определении следующее. В обоснование переквалификации преступных действий П. суд сослался на то, что его действия не повлекли существенного нарушения интересов потерпевших. П. же избил подчиненных, нанеся Р. удары ногой и рукой в лицо, причинив ссадину и ушиб спинки носа, а В. - удар ногой по туловищу. При таких обстоятельствах его действия выходят за рамки оскорбления. Суду при новом рассмотрении дела следует проверить, не содержат ли действия виновного признаков более тяжкого преступления - превышения должностным лицом своих полномочий, сопряженного с применением насилия к подчиненным.

Вместе с тем не могут квалифицироваться по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК действия должностного лица, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенные нарушения прав и законных интересов граждан при отсутствии реальной угрозы применения насилия к потерпевшим.

По приговору Любытинского районного суда Новгородской области по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК был осужден С., признанный виновным в том, что, будучи заместителем начальника следственного отдела Боровичского ГОВД, ошибочно полагая, что В. дважды продал одни и те же акции двум различным акционерным обществам, совершил в отношении его действия, явно выходящие за пределы его полномочий, - с применением насилия и угрозой его применения. По мнению суда, применение насилия и угроза его применения выразились в том, что, прибыв на квартиру к потерпевшему с двумя акционерами общества, которое якобы обманул В., требовал от него выплатить компенсацию этим акционерам, при этом хватал его за отвороты одежды, угрожая лишить его свободы. В результате потерпевший вынужден был отдать часть требуемых денег. Президиум Новгородского областного суда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ изменил судебные решения, переквалифицировав действия С. с п. "а" ч. 3 ст. 286 УК на ч. 1 той же статьи. Президиум указал, что хотя С. допущено превышение его служебных полномочий, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов В., однако согласиться с выводами судов первой и кассационной инстанций о том, что С. совершил действия с применением насилия и угрозой его применения, нельзя. Захватывание С. отворотов одежды потерпевшего не является применением насилия, а угрозу лишить В. свободы нельзя рассматривать как реальную угрозу применить насилие, поскольку оснований для его задержания не было, так же как не было у С. и возможности осуществить такое задержание.

Под оружием следует понимать устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели.

В соответствии со ст. 14 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции" в качестве специальных средств могут применяться в предусмотренных законом случаях резиновые дубинки, слезоточивый газ, наручники и т.п.

Под применением оружия или специальных средств, связанным с превышением должностных полномочий, понимается использование их в целях как причинения физического вреда (выстрел на поражение, удар рукояткой пистолета или резиновой дубинкой и т.п.), так и психического воздействия, когда использование оружия или специальных средств представляло реальную угрозу жизни или здоровью гражданина (например, выстрел из огнестрельного оружия произведен в непосредственной близости от потерпевшего, у которого имелись основания считать, что его жизни и здоровью грозила реальная опасность).

Если противоправные действия должностного лица сопровождались лишь демонстрацией оружия или специальных средств или не представляли реальной угрозы жизни или здоровью гражданина, то содеянное при наличии к тому оснований может быть расценено как превышение должностных полномочий с угрозой применения насилия (п. "а" ч. 3 ст. 286 УК).

Под причинением тяжких последствий как одним из квалифицирующих признаков превышения должностных полномочий понимаются действия, приведшие, например, к самоубийству потерпевшего, неосторожному убийству, а также если их результатом явились крупные аварии, длительная дезорганизация работы учреждения, организации, причинение им материального ущерба в крупных размерах и т.п.

Так, К. признан виновным в превышении должностных полномочий с применением насилия и с причинением тяжких последствий, а также в причинении смерти по неосторожности, т.е. в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "а" и "в" ч. 3 ст. 286 и ч. 1 ст. 109 УК. Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по протесту ее председателя, изменила приговор, исключив из него указание об осуждении К. по ч. 1 ст. 109 УК, и указала следующее. Установлено, что К., будучи дежурным, а Х. - дневальным по роте, несли службу в суточном наряде части. В этот день К., являясь начальником для Х., вызвал его в помещение сушильной комнаты роты и стал предъявлять претензии по службе, а затем нанес несколько ударов рукой по различным частям тела. В результате этих действий потерпевшему были причинены телесные повреждения, повлекшие его смерть. Суд признал установленным, что смерть потерпевшему была причинена по неосторожности. Эти последствия полностью охватываются п. "в" ч. 3 ст. 286 УК, и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 109 УК в данном случае не требуется.

Заводским районным судом г. Орла Ц. осужден по ч. 1 ст. 286 УК. Он признан виновным в превышении должностных полномочий. Как указано в приговоре, Ц., находясь на должности председателя Орловского территориального комитета экологии и природных ресурсов, совершал действия, явно выходящие за пределы его полномочий, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов данной организации, а также охраняемых законом интересов государства в виде недополучения денежных средств от налогов и сборов. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием в действиях Ц. состава преступления. Президиум Орловского областного суда протест удовлетворил по следующим основаниям. В должностные обязанности Ц. входило участие в организации и проведении государственной экологической экспертизы, в разработке и составлении документации, выдаче заключений физическим и юридическим лицам, обеспечение формирования и использования средств внебюджетного экологического фонда по согласованию с администрацией г. Орла и Орловской области. Соответствующие нормативные акты позволяют руководителям при заключении договоров на выполнение платных услуг и работ учитывать финансовое положение заказчиков, их принадлежность к бюджетной сфере для решения вопроса предоставления скидок. Размеры скидок с обоснованиями должны отражаться в договорах и расчетах к ним. Ц. в нарушение этих требований в 1998 г. выдавал экологические заключения и визировал проекты постановлений мэра г. Орла по отводу земельных участков для приватизации, аренды и других целей при отсутствии писем-заказов, без составления письменных расчетов стоимости трудозатрат на обследование объекта и без оплаты заказчиком выдачи заключений, в результате чего Орловский территориальный комитет экологии и природных ресурсов недополучил денежные средства в сумме 3189 руб. 81 коп. Данное обстоятельство послужило основанием для установления судом в действиях Ц. состава превышения должностных полномочий. Уголовная ответственность за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий, по смыслу ст. 286 УК наступает лишь в том случае, если эти действия повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Суд в приговоре в нарушение требований закона не обосновал свой вывод о том, почему нарушения прав и законных интересов организации и охраняемых законом интересов государства, вызванные действиями указанного должностного лица, признаны существенными. Из показаний свидетеля К. - председателя государственного комитета по охране окружающей среды Орловской области, а также из других материалов дела видно, что неправомерная деятельность Ц. не имела существенных последствий для областного комитета. Следовательно, в действиях Ц. отсутствует уголовно наказуемое деяние.

Если превышение должностных полномочий было сопряжено с умышленным убийством, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 286 и ст. 105 УК.

Определенную трудность вызывает квалификация рассматриваемого деяния, если его последствием явилось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Представляется, что в этом случае правовая оценка содеянного будет зависеть от конкретных обстоятельств совершения преступления. При этом следует учитывать, что ч. 3 ст. 286 УК устанавливает ответственность за причинение любого вреда здоровью потерпевшего, кроме тяжкого, ответственность за причинение которого предусмотрена ч. ч. 3 и 4 ст. 111 УК. В этом случае деяние следует квалифицировать по совокупности преступлений, ответственность за которые предусмотрена соответствующим пунктом (пунктами) ч. 3 ст. 286 и ч. ч. 3 или 4 ст. 111 УК.

В случаях, когда должностное лицо совершает убийство либо причиняет тяжкий или средней тяжести вред здоровью человека при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, содеянное должно квалифицироваться только по ст. 108 или только ст. 114 УК.

Отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации

Статья 287 УК устанавливает ответственность за неправомерный отказ в предоставлении или уклонение от предоставления информации (документов, материалов), а также за предоставление заведомо неполной либо ложной информации Совету Федерации РФ, Государственной Думе РФ или Счетной палате РФ, если эти деяния совершены должностным лицом, обязанным предоставлять такую информацию.

Объектом данного преступления является нормальный процесс выполнения законотворческой и контрольной функций государственной власти РФ. Одной из важнейших предпосылок успешного выполнения этих функций является надлежащее информационное обеспечение.

Состав данного преступления является формальным, оно считается оконченным с момента отказа и уклонения от предоставления информации или с момента направления неполной или ложной информации. Наступления вредных последствий в результате этих действий не требуется.

Объективная сторона преступления предполагает наличие следующих признаков:

Такими последствиями можно считать, в частности, отсутствие у названных органов достоверной информации, несмотря на сделанные ими запросы, либо введение этих органов в заблуждение вследствие предоставления им заведомо неполной либо ложной информации.

Рассматриваемое преступление может быть совершено путем как действий (предоставление заведомо неполной либо ложной информации), так и бездействия (неправомерный отказ в предоставлении или уклонение от предоставления информации).

В комментируемой статье не конкретизируется характер той информации (документов, материалов), которая должна быть предоставлена Федеральному Собранию РФ либо Счетной палате РФ. Требуемая этими органами информация (отчеты, справки, материалы проверок или служебных расследований и т.п.) может касаться различных вопросов, решение которых входит в компетенцию запрашиваемых органов и должностных лиц.

В соответствии со ст. 13 Федерального закона от 11 января 1995 г. N 4-ФЗ "О Счетной палате Российской Федерации" все органы государственной власти в Российской Федерации, органы местного самоуправления, Центральный банк РФ, предприятия, учреждения, организации, независимо от форм собственности, и их должностные лица обязаны предоставлять по запросам Счетной палаты РФ информацию, необходимую для обеспечения ее деятельности.

При проведении ревизий и проверок Счетная палата получает от проверяемых предприятий, учреждений, организаций, банков и иных кредитно-финансовых учреждений всю необходимую документацию и информацию по вопросам, входящим в ее компетенцию.

По требованию Счетной палаты Центральный банк РФ, коммерческие банки и иные кредитно-финансовые учреждения обязаны предоставлять ей необходимые документальные подтверждения операций и состояния счетов проверяемых объектов. Остальные предприятия, учреждения и организации обязаны предоставлять по требованию Счетной палаты справки и копии документов по операциям и расчетам с ними.

Субъектами данного преступления могут выступать должностные лица, как осуществляющие постоянно, временно или по специальному полномочию функции представителей власти, так и выполняющие организационно-распорядительные либо административно-хозяйственные функции. Причем такими должностными лицами могут быть признаны те из них, на которых возложена обязанность по предоставлению информации в перечисленные в комментируемой статье государственные органы. Эта обязанность может быть возложена нормативным правовым актом, инструкцией, положением и т.п. При отсутствии такой обязанности ответственность должностного лица по рассматриваемой статье исключается.

Квалифицированным видом данного преступления является совершение его лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ (ч. 2 ст. 287 УК). Повышенная ответственность этих должностных лиц за деяния, указанные в ч. 1 комментируемой статьи, предусмотрена ввиду того, что неправомерный их отказ или уклонение от предоставления информации, а также предоставление ими заведомо неполной либо ложной информации сопряжены с наступлением тяжких последствий, которые затрагивают интересы широкого круга физических и юридических лиц в масштабах Российской Федерации либо субъекта РФ.

Особо квалифицирующими признаками (ч. 3 ст. 287 УК) данного преступления является совершение указанных в ст. 287 УК деяний, если они:

Сокрытие правонарушений, совершенных должностными лицами органов государственной власти, т.е. законодательной, исполнительной или судебной власти в Российской Федерации либо в ее субъектах, может выражаться, в частности, в преднамеренном непредоставлении запрашиваемой информации о фактах злоупотребления должностными полномочиями либо их превышения в том или ином органе государственной власти, о фактах взяточничества, хищений и других правонарушений. Совершая это деяние, соответствующее должностное лицо преследует цель не предавать огласке, скрыть факты имевших место правонарушений в органе государственной власти и тем самым ввести в заблуждение палаты Федерального Собрания РФ либо Счетную палату РФ относительно действительного положения дел.

Другим квалифицированным видом данного преступления является совершение его группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. ст. 35 УК). Отличительной особенностью этого преступления является то, что в составе указанных преступных групп обязательно участие должностного лица, названного в ч. 1 ст. 287 УК, которое выступает как в роли непосредственного исполнителя этого преступления, поскольку указанная в ст. 287 УК информация должна исходить именно от него, так и в роли его организатора.

Под тяжкими последствиями, указанными в п. "в" ч. 3 комментируемой статьи, понимаются такие последствия, которые наступили в результате перечисленных в ней деяний. Например, вследствие принятия Государственной Думой РФ законодательного акта, который основан на предоставленной ей заведомо неполной либо ложной информации, его применение будет связано с причинением или возможностью причинения вреда в сфере регулируемых законодательным актом общественных отношений. Естественно, такой акт подлежит отмене.

Если предоставление должностным лицом заведомо ложной информации было сопряжено со служебным подлогом, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 287 и 292 УК.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. При этом мотивами данного преступления могут быть те же побуждения, что и при совершении иных должностных преступлений.

Незаконное участие в предпринимательской деятельности

Это преступление заключается в учреждении должностным лицом организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, либо участии в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету, установленному законом, если эти деяния связаны с предоставлением такой организации льгот или преимуществ или с покровительством в иной форме.

Борьба с коррупцией в государственном аппарате выражена в установлении строгих запретов для должностных лиц лично участвовать в коммерческой деятельности.

Согласно Федеральному закону от 27 июля 2004 г. "О государственной гражданской службе Российской Федерации" государственным служащим запрещено заниматься предпринимательской деятельностью, участвовать на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организации, за исключением случаев, установленных Федеральным законом.

Запрет на занятие предпринимательской деятельностью муниципальными служащими установлен ст. 11 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 8-ФЗ "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации".

Объектом данного преступления является порядок несения государственной службы должностными лицами.

Объективная сторона рассматриваемого преступления выражается в том, что вопреки установленному законом запрету должностное лицо:

Хотя в диспозиции ст. 289 УК и не названы конкретные последствия указанных противоправных действий должностного лица, представляется, что к таким последствиям следует отнести прежде всего подрыв авторитета органа либо учреждения, которое представляет это должностное лицо.

Особенностью данного состава преступления является то, что ответственность за него может наступить лишь при условии, что названные в ст. 289 УК действия должностного лица были связаны с предоставлением указанной организации льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме. В противном случае речь может идти о привлечении должностного лица к иной ответственности (увольнение от должности, прекращение полномочий и т.п.).

Общественная опасность преступления, предусмотренного комментируемой статьей, заключается прежде всего в том, что запрещенная законом предпринимательская деятельность должностного лица чревата его коррумпированием, поскольку, действуя, как правило, из корыстной заинтересованности, должностное лицо использует предоставленные ему полномочия вопреки интересам службы и тем самым наносит вред охраняемым законом интересам общества и государства.

Субъектами данного преступления являются должностные лица, на которых распространяется установленный законом запрет заниматься предпринимательской деятельностью.

Следует иметь в виду, что государственные и муниципальные служащие могут быть привлечены к уголовной ответственности за незаконное участие в предпринимательской деятельности лишь при условии, что в период совершения этого деяния указанные служащие были наделены полномочиями должностного лица.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом как на незаконное участие в деятельности коммерческой организации, так и на предоставление этой организации льгот, преимуществ или покровительства в иной форме.

Присвоение полномочий должностного лица

Преступление, предусмотренное ст. 288 УК, отличается от других преступлений гл. 30 УК прежде всего своим субъектом. Согласно диспозиции этой статьи преступление выражается в присвоении государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, полномочий должностного лица и совершении им в связи с этим действий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций.

Таким образом, в качестве субъекта преступления выступает служащий, не имеющий полномочий должностного лица.

Объектом данного преступления является функционирование государственного аппарата.

Объективная сторона рассматриваемого преступления выражается в:

Вопрос о существенном нарушении прав и законных интересов граждан или организаций должен решаться применительно к каждому конкретному случаю.

С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом как в отношении присвоения полномочий, так и в отношении последствий, наступивших в результате этого деяния.

Присвоение полномочий должностного лица служащим может быть в двух формах:

Получение взятки

Взяточничество является одним из наиболее опасных преступных посягательств на основы государственной службы. Борьба с коррупцией всегда была одной из основных задач в сфере государственного управления. Коррупция в современной России превратилась в опасное общественное явление, она разлагает государственный аппарат, подрывает основы его нормального функционирования, дискредитирует государственные институты в глазах населения.

В УК 1996 г. включены две статьи, направленные на уголовно-правовую борьбу с этим явлением: ст. 290 (получение взятки), ст. 291 (дача взятки). Общее понятие получения взятки дано в ч. 1 ст. 290 УК.

Объектом получения взятки является законность в деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений.

Субъектом указанного преступления в соответствии с примечаниями к ст. 285 УК может быть лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ и в воинских формированиях РФ.

Понятие исполнения функций представителя власти, а также организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций дано в гл. 30 УК.

В судебной практике решение вопроса о субъекте взяткополучения в ряде случаев представляет определенную сложность. Так, врачи не являются должностными лицами, поскольку не обладают ни организационно-распорядительными, ни административно-хозяйственными функциями.

Пермским областным судом Н. осужден по п. "б" ч. 4 ст. 290 УК, по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 234 УК и по ст. 292 УК. По приговору суда он признан виновным в том, что, работая в должности врача-педиатра, совершил служебный подлог, незаконно выдавал и фактически подделывал рецепты, по которым приобреталось сильнодействующее вещество, используемое для изготовления наркотика другими лицами, которыми в дальнейшем вещество сбывалось. При этом он неоднократно получал взятки в виде вознаграждения в размере 100 руб. за каждый рецепт и являлся пособником в незаконном приобретении и перевозке в целях сбыта сильнодействующего вещества.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам адвокатов, приговор в отношении Н. в части его осуждения по ст. 292 УК (служебный подлог) отменила, дело производством прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления, тот же приговор в отношении его изменила: его действия, квалифицированные по п. "б" ч. 4 ст. 290 УК, переквалифицировала на ст. 233 УК, в остальном приговор оставила без изменения, указав следующее. Как видно из должностной инструкции в отношении врача-педиатра городской больницы и из приказов о полномочиях врача, Н., как рядовой врач-педиатр, не обладал ни организационно-распорядительными, ни административно-хозяйственными функциями и поэтому не являлся должностным лицом. Следовательно, он не может рассматриваться как субъект преступления, предусмотренного ст. 290 УК (получение взятки). Н. должен нести ответственность по ст. 233 УК за незаконную выдачу и подделку рецептов, дающих право на получение сильнодействующих веществ, которые могут быть использованы для изготовления наркотических средств.

Однако в случаях, когда врачи получают специальные полномочия на совершение юридически значимых действий (выдача листов нетрудоспособности, вхождение в состав государственных медицинских и экспертных комиссий), равно как и преподаватели, входящие в состав государственных экзаменационных комиссий, судебные эксперты, они одновременно наделяются организационно-распорядительными функциями (см. § 1 настоящей главы).

Не являются должностными лицами поверенные, представляющие в соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклада) которых закреплена (находится) в собственности государства.

В случае незаконного получения ими ценностей или материальных выгод за совершение действия (бездействия) в интересах дающего они могут быть привлечены к ответственности по ст. 204 УК.

Объективная сторона получения взятки выражается в:

Таким образом, особенность данного состава преступления состоит в том, что взятка может быть получена как за незаконные действия (бездействие) должностного лица, так и за действия (бездействие), которые входят непосредственно в его компетенцию.

Другой особенностью получения взятки является то обстоятельство, что субъектом данного преступления может быть признано и такое должностное лицо, которое хотя и не обладало полномочиями для выполнения в интересах взяткодателя соответствующих действий, но в силу своего должностного положения могло за взятку принять меры к совершению этих действий другими должностными лицами.

С., будучи начальником неврологического отделения госпиталя, потребовал от гражданина М. взятку деньгами и вещами на общую сумму 163935 руб., пообещав добиться признания его сына негодным к военной службе. Он исходил из того, что сможет внести в историю болезни ложные сведения о наличии у рядового М. неврологического заболевания, а как член военно-врачебной комиссии - добиться признания его негодным к военной службе по болезни. После получения от М. 79500 руб. С. был задержан. Органы следствия и суд действия С. квалифицировали по ч. 3 ст. 173 УК РСФСР как получение взятки должностным лицом, занимавшим ответственное положение и в особо крупном размере. Военная коллегия Верховного Суда РФ переквалифицировала эти действия на ч. 1 ст. 173 УК РСФСР, поскольку, как указано в определении, С. как начальник отделения госпиталя принимать решения по признанию военнослужащих негодными к военной службе не имел полномочий и мог лишь путем фальсификации документов и личных просьб добиться от членов ВВК принятия выгодного ему решения, а взятка по сумме не может быть признана полученной ни в особо крупном, ни в крупном размере, т.е. она не превышала двухсоткратно размер минимальной оплаты труда (на момент получения взятки он составлял 900 руб.).

Использование должностным лицом в интересах дающего вознаграждение личных отношений, если они не связаны с занимаемой им должностью, не может рассматриваться как использование должностного положения и не образует состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 20 Постановления от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" указал: "Получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг и других материальных ценностей якобы за совершение действия (бездействия), которое он не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать при наличии умысла на приобретение указанных ценностей как мошенничество по ст. 159 УК РФ. Владелец ценностей в таких случаях несет ответственность за покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп, если передача ценностей преследовала цель совершения желаемого для него действия (бездействия) указанными лицами".

К общему покровительству по службе могут быть отнесены, в частности, действия, связанные с незаслуженным поощрением, внеочередным необоснованным повышением в должности, совершением иных действий, не вызываемых необходимостью.

К попустительству по службе следует относить, например, непринятие должностным лицом мер за упущения или нарушения в служебной деятельности взяткодателя или представляемых им лиц, нереагирование на его неправомерные действия (п. 4 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Особенностью взяток за общее покровительство и попустительство по службе является то, что между взяткодателем и взяткополучателем могут и не оговариваться конкретные действия, которые за вознаграждение должно совершить должностное лицо, однако в любом случае этот вид взяток предполагает совершение должностным лицом в пользу взяткодателя определенных действий по службе.

Предметом взятки, как на это указано в самой норме, могут быть деньги, ценные бумаги, иное имущество или выгоды имущественного характера, под которыми понимаются оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате услуги, например предоставление санаторных и туристических путевок, производство ремонтных, строительных и других работ.

Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по обвинению В. в порядке надзора, признал взяткой оплату взяткодателем стоимости ремонта автомашины, принадлежащей взяткополучателю.

Как выгоды имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества по сравнению со стоимостью аналогичного имущества для других покупателей, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами и т.п. В приговоре суда должна быть указана денежная оценка такой выгоды.

Если деньги и иные имущественные выгоды предоставляются родным и близким должностного лица, и оно согласилось с этим либо не возражало против такого предоставления выгоды и использовало свои должностные полномочия в интересах взяткодателя, действия должностного лица квалифицируются как получение взятки.

Статья 575 ГК позволяет государственным и муниципальным служащим получать обычный подарок стоимостью не свыше пяти МРОТ в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей. Но если вручение подарка предшествовало действиям должностного лица либо если такие действия были обусловлены последующим вознаграждением в виде подарка, его следует квалифицировать как взятку.

Уголовная ответственность посредника во взяточничестве наступает в случаях, предусмотренных ст. 33 УК.

В зависимости от того, в чьих интересах (взяткополучателя или взяткодателя) действует посредник, его действия квалифицируются как соучастие в получении либо даче взятки.

Частью 2 ст. 290 УК предусмотрена повышенная ответственность в случаях получения должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие). Если эти незаконные действия (бездействие) должностного лица образуют самостоятельные составы преступлений (злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, соучастие в хищении чужого имущества, выразившееся, например, в получении в качестве взятки имущества, похищенного по подстрекательству взяткополучателя, и т.п.), содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений.

Калининградским областным судом К. осужден по ч. 1 ст. 285 УК. Он признан виновным в том, что, работая старшим инспектором Мамоновского таможенного поста Калининградской области в отделе по борьбе с таможенными правонарушениями, из корыстной заинтересованности злоупотреблял своими должностными полномочиями и неоднократно получал взятки. 9 июня 1997 г. в ходе досмотра автомашины И. - гражданина Литовской Республики, следовавшего в Польшу, К. выявил недостоверное декларирование валюты, перемещаемой через таможенную границу РФ, на сумму 11 тыс. немецких марок. К. предложил И. поделиться с ним и получил от него взятку в сумме 4 тыс. немецких марок, что составило по курсу 13347960 руб. 21 июня 1997 г. таким же образом от этого же гражданина при незаконном перемещении 7,5 тыс. немецких марок и 1 тыс. долл. США К. получил взятку в сумме 200 долл. США, что составило 1156400 руб. В кассационных жалобах осужденный К. и его адвокат, считая, что вина К. не доказана, просили приговор отменить и дело направить на дополнительное расследование. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, указав следующее. Вывод суда о доказанности вины К. в получении взятки неоднократно и в злоупотреблении должностными полномочиями соответствует установленным по делу доказательствам. Вина К. в получении взяток подтверждена протоколом устного заявления И. о передаче им К. взятки в сумме 4 тыс. немецких марок и предстоящей передаче ему же еще одной взятки в сумме 200 долл. США, показаниями И. на следствии, исследованными судом в соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР, фонограммой и видеозаписью допроса И., протоколами вручения И. помеченных долларов (приготовленных при производстве следственных действий и оформленных в качестве вещественных доказательств) и изъятия этих долларов у К., фонограммой и видеозаписью момента передачи-получения взятки, личным объяснением К. и его первоначальными показаниями на следствии, показаниями свидетелей М., А. и других. Все доказательства в обоснование вины К. получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Вина К. в злоупотреблении служебным положением по делу также доказана. Правовая оценка действиям К. дана судом правильно. Доводы осужденного об излишней квалификации содеянного им по ч. 1 ст. 285 УК необоснованны, так как получение взятки и связанное с ним деяние, образующее самостоятельный состав преступления, в частности в данном случае это злоупотребление должностными полномочиями, квалифицируются по совокупности преступлений. Согласно ст. ст. 8 и 421 ТК К. являлся представителем правоохранительных органов, а при исполнении служебных обязанностей - представителем власти, т.е. должностным лицом.

Диспозицией ч. 3 ст. 290 УК предусмотрена повышенная ответственность за получение взятки лицами, занимающими государственную должность РФ или субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления.

Организаторы, подстрекатели или пособники этого преступления несут ответственность по ст. 33 и ч. 3 ст. 290 УК.

К квалифицирующим признакам рассматриваемого состава преступления относится совершение его:

Применительно к большинству названных квалифицирующих признаков необходимо иметь в виду разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе".

Взятку надлежит считать полученной группой лиц по предварительному сговору, если в получении участвовало два и более должностных лица, заранее договорившиеся о совместном совершении данного преступления. Преступление должно признаваться оконченным с момента принятия взятки хотя бы одним из должностных лиц.

Должностное лицо, получившее взятку без предварительной договоренности с другим должностным лицом, а затем передавшее последнему в интересах взяткодателя часть полученного, несет ответственность по совокупности преступлений, т.е. за получение и дачу взятки.

Если в получении взятки группой лиц по предварительному сговору участвует частное лицо либо государственный служащий или служащий органа местного самоуправления, не являющийся должностным лицом, содеянное этими лицами рассматривается как соучастие в получении взятки. Причем если в указанном преступном сговоре участвовало наряду с частным лицом одно должностное лицо, то действия первого при отсутствии иных отягчающих обстоятельств данного преступления должны быть квалифицированы по ст. 33 и ч. 1 ст. 290 УК, а если в указанном сговоре наряду с частным лицом состояло несколько должностных лиц, о чем было заведомо известно частному лицу, содеянное последним квалифицируется по ст. 33 и п. "а" ч. 4 ст. 290 УК.

В отличие от участников получения взятки по предварительному сговору члены организованной группы независимо от той роли, которая была отведена каждому из них в совершении указанного преступления, признаются его соисполнителями и несут ответственность, при отсутствии других отягчающих обстоятельств по п. "а" ч. 4 ст. 290 УК без ссылки на ст. 33 УК.

Вымогательство означает требование должностного лица дать взятку под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам граждан, либо создание для гражданина таких условий, когда он вынужден дать взятку в целях предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

Начальник таможенного поста признан должностным лицом и осужден за получение взятки в крупном размере, совершенное с ее вымогательством, за действия в пользу взяткодателя, которые входят в служебные полномочия должностного лица. П., занимая должность начальника таможенного поста Московской восточной таможни, т.е. будучи должностным лицом, распорядился о перемещении бланков паспортов транспортных средств (ПТС) вместе с журналом их учета и регистрации для хранения в сейф своего служебного кабинета. Используя это обстоятельство, П. под угрозой создания препятствий в выдаче этих бланков при таможенном оформлении автомашин потребовал от Д. по 10 долл. США за каждый полученный на таможенном посту ПТС. Д. обратился в адрес ГТК России, а также в адрес начальника регионального оперативно-розыскного бюро ЦАО г. Москвы с заявлением о вымогательстве у него взятки. В результате переговоров с П. последний уменьшил сумму вымогаемой им взятки за каждый полученный на таможенном посту бланк ПТС с 10 до 8 долл. США. Д. принес в кабинет П. 5200 долл. США и передал деньги П., после чего последний был задержан, полученные им деньги в сумме 5200 долл. США изъяты. Действия П. квалифицированы судом по п. п. "в", "г" ч. 4 ст. 290 УК. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения. Президиум Верховного Суда РФ оставил без изменения состоявшиеся по делу судебные решения, поскольку П., работая начальником таможенного поста и выполняя организационно-распорядительные функции, которыми наделены должностные лица, под угрозой создания препятствий при таможенном оформлении автомашин требовал у Д. деньги, поставив его в такие условия, при которых, чтобы избежать убытков, он вынужден был согласиться на передачу взятки.

Не может рассматриваться как вымогательство угроза со стороны взяткополучателя совершить в отношении взяткодателя законные действия, хотя и ущемляющие его интересы.

С. был задержан сотрудниками милиции и доставлен в помещение дежурной части ЛОВД, где в присутствии понятых у него было обнаружено и изъято наркотическое средство - героин. По данному факту следователь СО при ЛОВД З. в тот же день возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК, и принял его к своему производству. В целях получения взятки в виде денег и иных выгод имущественного характера З. стал запугивать С. большим сроком наказания, а также сообщением о привлечении его к уголовной ответственности по месту обучения и последующим отчислением, признанием его наркоманом и направлением для отбывания наказания в колонию для наркоманов. З. заявил, что он может обеспечить ему условное наказание, но за это необходимо заплатить. Кроме того, З. потребовал от С. для себя лично деньги за применение меры пресечения, не связанной с лишением свободы. З. освободил С., избрав в отношении его меру пресечения в виде подписки о невыезде, и выдал ему его личные вещи, среди которых находились деньги в сумме 368 руб. З. взял у С. деньги в сумме 50 руб. В тот же день З. встретился с С. и, приехав с ним в здание ЛОВД, завел его к начальнику СО при ЛОВД П., где они вдвоем стали запугивать С. правовыми последствиями привлечения его к уголовной ответственности. Добившись от С. согласия на передачу ему в виде взятки денег в сумме 20 тыс. руб. за положительное разрешение его уголовного дела, З. получил от С. деньги в сумме 1700 руб. З. и П. встретились с сестрой С., которой сообщили о правовых последствиях привлечения ее брата к уголовной ответственности, после чего З. предложил передать ему деньги в сумме 10 тыс. руб. Вечером сестра С. передала З. 10 тыс. руб. После передачи денег З. был задержан. Уголовное дело в отношении П. прекращено. Действия З. квалифицированы Верховным судом Республики Бурятия по ч. 1 ст. 285 и п. "в" ч. 4 ст. 290 УК. По ч. 3 ст. 30, п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 159 УК З. оправдан за недоказанностью вины. Кассационным определением приговор оставлен без изменения.

Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал действия З. с п. "в" ч. 4 ст. 290 УК на ч. 1 ст. 290 УК, указав, что С. был привлечен к уголовной ответственности за совершение противоправных действий, поэтому требование у него взятки З. за выполнение в его интересах определенных действий не образует признака вымогательства, поскольку эти действия З. не нарушали его законных прав. Кроме того, Президиум Верховного Суда РФ отменил судебные решения в части осуждения З. по ч. 1 ст. 285 УК и дело прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления.

В соответствии с примечанием к комментируемой статье крупным размером взятки (п. "г" ч. 4 ст. 290 УК) признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающая 150 тыс. руб.

Получение взятки считается оконченным преступлением с момента принятия должностным лицом хотя бы части взятки.

Т., имея умысел на получение взятки в сумме 30 тыс. руб., получил часть оговоренной суммы - 15 тыс. руб., а вторая часть была присвоена посредником передачи данной взятки. Суд квалифицировал действия Т. по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК. Надзорный протест о переквалификации действий Т. с п. "г" ч. 4 ст. 290 УК на ч. 1 ст. 290 и ч. 3 ст. 30 УК рассмотрен Президиумом Верховного Суда РФ и оставлен без удовлетворения.

Если взятка не была получена по обстоятельствам, не зависящим от воли взяткополучателя, содеянное им должно квалифицироваться как покушение на получение взятки.

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом.

Дача взятки

Это преступление неразрывно связанно с получением взятки. Часть 1 ст. 291 УК предусматривает ответственность за дачу взятки лично или через посредника. Квалифицирующим признаком в ч. 2 ст. 291 УК выступает дача взятки за заведомо незаконные действия (бездействие) должностного лица.

Объект данного преступления совпадает с объектом получения взятки (ст. 290 УК).

Объективная сторона данного преступного деяния заключается в даче (незаконном вручении, пересылке и т.п.) должностному лицу лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера.

Дачей взятки лицо преследует цель извлечь соответствующую пользу для себя либо для представляемых им лиц, осознавая при этом, что получившее взятку должностное лицо может или должно совершить соответствующие действия по службе либо, напротив, не должно принимать мер, которые следовало принять.

Если взяткодатель, передавая должностному лицу деньги или иное имущество, склоняет его к совершению противоправных действий, образующих иной состав преступления (например, превышение должностных полномочий, служебный подлог), содеянное взяткодателем должно квалифицироваться по совокупности как дача взятки и соучастие в совершении соответствующего преступления.

В п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" разъяснено, что действия лица, давшего взятку за получение каких-либо преимуществ для государственных или общественных организаций, должны квалифицироваться как дача взятки, а при наличии оснований - по совокупности с другими преступлениями (хищение, злоупотребление должностными полномочиями и др.).

Должностное лицо, предложившее подчиненному ему по службе работнику добиваться желаемого действия или бездействия путем дачи взятки другому должностному лицу, несет ответственность как взяткодатель, а работник, договорившийся о выполнении за взятку обусловленных действий и вручивший взятку, должен нести ответственность как соучастник дачи взятки.

Дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействия) (ч. 2 ст. 291 УК) предполагает, что лицо, давая взятку, осознает, что склоняет должностное лицо к совершению незаконных действий (бездействия) по службе, и желает наступления конкретного результата таких действий (бездействия) - выдачи подложного документа, постановки в очередь на получение жилья в нарушение установленного порядка, отказа в возбуждении уголовного дела либо его прекращения вопреки требованиям уголовно-процессуального закона и т.п.

Дача взятки считается оконченным преступлением с момента принятия должностным лицом хотя бы части взятки. В случаях, когда предлагаемая взятка не принята, действия взяткодателя следует квалифицировать как покушение на дачу взятки, а действия его посредника - как соучастие в покушении на дачу взятки.

Согласно примечанию к статье лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

Заявление о даче взятки (устное или письменное), поданное в орган, имеющий право возбудить уголовное дело (прокурор, следователь, орган дознания), должно признаваться добровольным независимо от мотивов, которыми руководствовался заявитель. Не может признаваться добровольным заявление, сделанное в связи с тем, что о даче взятки стало известно органам власти.

Применительно к рассматриваемому основанию освобождения от уголовной ответственности представляется, что добровольное заявление о даче взятки может быть подано в силу конкретных обстоятельств (стихийное бедствие, отдаленность местонахождения органа, который вправе возбудить уголовное дело, болезнь заявителя и т.п.) представителям иных органов власти (например, депутату), которые в свою очередь должны сообщить о поступившем заявлении в орган, имеющий право возбудить уголовное дело.

Освобождение взяткодателя от уголовной ответственности по указанным выше основаниям не означает отсутствия в его действиях состава преступления, поэтому он не может быть признан потерпевшим и претендовать на возвращение ему денег или иных ценностей, переданных в качестве взятки.

Подлежат возвращению владельцу деньги и другие ценности, переданные им взяткополучателю, если лицо до передачи этих ценностей добровольно сообщило о предстоящей даче взятки органу, имеющему право возбуждать уголовное дело, и их передача происходила под контролем в целях изобличения взяткополучателя.

Также подлежат возврату владельцу деньги и другие ценности, если он вынужден был передать их в качестве взятки в результате акта вымогательства для предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов либо правоохраняемых интересов представляемых им лиц.

Деньги и другие ценности, явившиеся предметом взятки и признанные вещественными доказательствами, подлежат обращению в доход государства. Если полученные должностным лицом предметы взятки не обнаружены, неосновательно приобретенное взыскивается судом в доход государства в силу требований ст. 1102 ГК.

Субъектом данного преступления могут быть как частные, так и должностные лица, достигшие 16-летнего возраста.

С субъективной стороны дача взятки характеризуется только прямым умыслом. Давая взятку, лицо осознает общественную опасность своих действий, предвидит, что тем самым совершается подкуп должностного лица, и желает этого, рассчитывая на то, что должностное лицо совершит обусловленные взяткой действия (бездействие) по службе.

Служебный подлог

Особенность этого преступления - возможность его совершения как должностным лицом, так и иным служащим.

Объектом преступления является законность в деятельности государственного аппарата.

С объективной стороны служебный подлог характеризуется:

Официальным документом признается письменный акт, удостоверяющий событие или факт, имеющие юридическое значение и влекущие соответствующие юридические последствия.

Предметом служебного подлога является не только официальный документ, в который вносятся указанные сведения либо исправления, но и вновь изготовленный письменный акт с ложными сведениями, удостоверяющими событие или факт (листок нетрудоспособности, диплом, трудовая книжка и т.п.).

Служебный подлог может быть совершен не только в официальных документах, исходящих от государственного органа, органа местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения, а также соответствующего органа либо учреждения Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, но и в документах, поступивших в названные органы и учреждения (доверенности, расписки, договоры, акты ревизий и т.п.).

Действия по подлогу официальных документов заключаются в изменении их содержания путем приписки слов, сведений, названий органов и учреждений, изменения текста, номера, даты, внесения исправлений путем подчистки, удаления части текста с внесением вместо него нового текста и т.п.

Состав преступления формальный. Преступление считается оконченным с момента совершения указанных в ст. 292 УК действий независимо от того, был ли использован по назначению подложный официальный документ или нет.

Использование указанным в комментируемой статье лицом изготовленного им подложного официального документа при совершении иного преступления (например, хищение чужого имущества путем мошенничества) следует квалифицировать по совокупности соответствующих преступлений.

Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 марта 1961 г. N 2 "О судебной практике по рассмотрению дел, возникающих в связи с незаконной выплатой государственных пенсий" должностные лица, выдавшие частному лицу заведомо подложные документы, дающие право на получение государственной пенсии, в целях обращения в свою пользу полностью или частично полученных на основании этих документов денежных средств, должны нести ответственность по совокупности - за хищение и служебный подлог.

Субъектами служебного подлога, как уже указывалось, могут быть должностные лица, а также государственные служащие или служащие органа местного самоуправления, не являющиеся должностными лицами. В случае подделки официального документа частным лицом ответственность наступает по ст. 327 УК.

Выдача заведомо подложных документов, дающих право на получение государственной пенсии, в целях содействия частному лицу в незаконном получении пенсии при отсутствии у должностного лица корыстной заинтересованности (что не исключает наличия у него иной личной заинтересованности) должна квалифицироваться как пособничество в хищении и как служебный подлог.

Субъективная сторона служебного подлога характеризуется прямым умыслом.

Служебный подлог совершается из корыстной или иной личной заинтересованности. Конкретные мотивы данного преступления аналогичны мотивам иных должностных преступлений.

Халатность

Согласно ст. 293 УК халатность - это неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба.

Объектом этого преступления является деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Объективная сторона преступления выражается в неисполнении либо ненадлежащем исполнении должностным лицом своих обязанностей, а также в наступлении предусмотренных диспозицией ст. 293 УК вредных последствий.

Неисполнение должностным лицом своих обязанностей означает его бездействие, характеризующееся непринятием мер по службе, несовершением конкретных действий, входящих в круг полномочий указанного лица.

Под ненадлежащим исполнением обязанностей понимается совершение должностным лицом действий не в полном объеме либо вопреки установленному порядку или правилам.

Уголовно наказуемая халатность предполагает в обязательном порядке, что исполнение соответствующих обязанностей входило в круг правомочий должностного лица, закрепленных в конкретном законе либо ином нормативном правовом акте, а также в соответствующих должностных инструкциях, приказах, распоряжениях и т.п.

Пушкинский межмуниципальный суд г. Москвы оправдал Л. и Ш., обвинявшихся в преступной халатности. Являясь должностными лицами - инспекторами дорожно-патрульной службы, они получили сообщение о нахождении в беспомощном состоянии в безлюдном месте С., но к месту происшествия не выехали, не приняли мер к незамедлительной доставке пострадавшего в медицинское учреждение. Тем самым, по мнению органов предварительного следствия, они проявили халатность, в результате чего С. скончался из-за сильного кровотечения и переохлаждения организма.

Президиум Московского горсуда отменил оправдательный приговор, как необоснованный.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума, указав, что суд первой инстанции правильно обосновал свой вывод тем, что оправданные действовали в соответствии с Уставом патрульно-постовой службы, в частности вызвали на место происшествия скорую медицинскую помощь. Выполнение других вмененных им в вину действий не входило в круг их служебных обязанностей.

Отсутствие надлежаще оформленного правового акта о круге обязанностей должностного лица исключает ответственность за халатность.

При решении вопроса об ответственности должностного лица за совершение данного преступления необходимо устанавливать, какие конкретно обязанности не были исполнены либо исполнены им ненадлежаще и имелась ли у него реальная возможность исполнить их должным образом. В случае, когда такая возможность отсутствовала, ответственность по ст. 293 УК исключается.

Состав рассматриваемого преступления имеется лишь в случае, когда по делу установлена причинная связь между противоправными действиями (бездействием) должностного лица и наступившими последствиями. Отсутствие такой связи исключает ответственность по ст. 293 УК (например, в случае, когда материальные ценности на складе либо в ином хранилище государственного или муниципального учреждения уничтожены ввиду стихийного бедствия).

По приговору Бежицкого районного суда г. Брянска от 3 апреля 2000 г. Б. осуждена по ч. 1 ст. 293 УК РФ за халатность. Она признана виновной в том, что, занимая должность заместителя начальника РОВД и являясь начальником следственного отдела, в период с мая 1994 г. по февраль 1996 г. небрежно относилась к службе и ненадлежаще исполняла требования УПК РФ: не контролировала в должной мере действия следователей по раскрытию и расследованию преступлений, принимала недостаточные меры к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия по уголовным делам, не организовывала и не контролировала работу своего заместителя, небрежно относившегося к своим служебным обязанностям, в результате чего несколько подчиненных ей следователей при расследовании уголовных дел допустили нарушение функциональных обязанностей и грубые нарушения требований УПК РФ, что повлекло существенное нарушение законных интересов граждан, а также охраняемых законом интересов государства и общества. В ходе предварительного следствия уголовные дела в отношении следователей, обвинявшихся в халатности по ч. 1 ст. 293 УК, прекращены на основании ст. 7 УПК РСФСР. Следователи и заместитель начальника следственного отдела привлечены к дисциплинарной ответственности.

Президиум Брянского областного суда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ отменил состоявшиеся в отношении Б. судебные решения и прекратил дело за отсутствием состава преступления в ее действиях. Согласно приговору Б. допустила преступную халатность. Должностным лицом осужденная признана в отношении своего заместителя и подчиненных ей следователей, а представителем власти - в отношении потерпевших граждан, законные права и интересы которых оказались нарушенными в результате невыполнения следователями их функциональных обязанностей и уголовно-процессуального закона.

Однако решение суда о признании Б. представителем власти, совершившим уголовно наказуемое деяние, ошибочно. В соответствии со ст. 127.1 УПК РСФСР, определяющей процессуальное положение начальника следственного отдела, начальник данного подразделения ОВД выполняет функции контроля за производством предварительного следствия по конкретным делам. При этом он не вправе подменять следователя, который в соответствии со ст. 127 УПК РСФСР является процессуально самостоятельным лицом и в каждом конкретном случае несет полную ответственность за законность и своевременность проведения следственных действий. По делу установлено, и это нашло отражение в приговоре, что находившиеся в подчинении Б. следователи должным образом не выполняли функциональные обязанности и допустили существенные нарушения норм УПК РСФСР. Поскольку указанные действия следователей повлекли нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, ответственность, как за незаконные действия, так и за их последствия, в соответствии со ст. 127 УПК РСФСР должны нести сами следователи, являющиеся представителями власти по отношению к потерпевшим, начальники следственного отдела за недостатки в организации работы должны получать оценку в порядке дисциплинарной ответственности по службе.

Обязательным признаком для наступления ответственности по ч. 1 ст. 293 УК является причинение крупного ущерба, которым согласно примечанию к этой статье является ущерб, превышающий 100 тыс. руб.

Квалифицирующими признаками ч. 2 ст. 293 УК являются последствия в виде причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти одного человека, а ч. 3 ст. 293 УК - смерти двух или более лиц.

Состав преступления материальный. Преступление считается оконченным с момента наступления предусмотренных в ст. 293 УК последствий.

Субъектом данного преступления является должностное лицо, наделенное соответствующими полномочиями.

Субъективная сторона халатности выражается в недобросовестном или небрежном отношении к службе. По отношению к последствиям форма вины - неосторожность.

Если отношение должностного лица к неисполнению или ненадлежащему исполнению своих обязанностей характеризуется недобросовестностью, то в этом случае отношение указанного лица к последствиям деяния выражается в форме легкомыслия, т.е. когда это лицо без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение вредных последствий деяния.

Если же отношение должностного лица к неисполнению или ненадлежащему исполнению своих обязанностей характеризуется небрежностью, то отношение его к последствиям преступления может выражаться только в форме небрежности.

Важнейшим условием наступления уголовной ответственности по ст. 293 УК является наличие причинной связи между неисполнением или ненадлежащим исполнением должностным лицом своих обязанностей и наступлением последствий, предусмотренных комментируемой статьей.

Должностное лицо не может нести ответственность за указанные последствия только потому, что на него возложена общая ответственность за данный участок работы (например, на начальника склада возложена ответственность за противопожарное состояние объекта), необходимо установить, какие конкретно обязанности он не исполнил или нарушил и что ущерб или гибель людей наступили в результате именно этого неисполнения (нарушения) обязанностей (например, пожар, причинивший крупный ущерб, возник в результате неисправности электрооборудования, сроки профилактики которого были нарушены по вине должностного лица).

Глава 29. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства
 
Глава 31. Преступления против правосудия