Мудрый Юрист

Глава 4. Лица, подлежащие уголовной ответственности

Статья 19. Общие условия уголовной ответственностиСтатья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственностьСтатья 21. НевменяемостьСтатья 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемостиСтатья 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

Комментарий к гл. 4 УК РФ

В число обязательных элементов состава преступления входит и субъект преступления, т.е. совокупность признаков лица, совершившего преступное деяние и подлежащего уголовной ответственности. Отсутствие в деянии признаков субъекта преступления, установленных уголовным законом, свидетельствует об отсутствии состава преступления и является основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Действующий УК не пользуется термином "субъект преступления". Для его обозначения в нем употребляются другие понятия: виновный, осужденный, лицо, совершившее преступление, и т.п.

Субъект преступления - это лицо, способное нести уголовную ответственность в случае совершения им умышленно или неосторожно общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Из всех многочисленных свойств личности преступника закон выделяет именно такие, которые свидетельствуют о его способности нести уголовную ответственность.

Признаки субъекта преступления выделены в самостоятельную гл. 4 УК, в которой закреплены общие условия уголовной ответственности лица: "Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом". По существу, это первое в российском уголовном законодательстве определение субъекта преступления.

Итак, в российском уголовном законе сформулированы три обязательных признака, характеризующие субъекта преступления, - лицо:

Субъектом преступления может быть только физическое лицо, человек. Животные, силы природы, технические устройства (роботы, компьютеры и т.д.), причиняющие вред, не могут рассматриваться как субъекты преступлений, а меры, принимаемые для охраны от причиняемого ими вреда, не являются наказанием. За вред, причиненный животными или техническими устройствами, уголовную ответственность, при наличии вины, несет человек, обладающий разумом и относительной свободой воли.

По приговору суда Г. был осужден на четыре года лишения свободы за то, что он натравливал свою собаку породы кавказская овчарка на людей, в том числе и на детей. В результате этого собака напала на группу взрослых и несовершеннолетних, получивших множественные укушенные раны, а также существенно повредила их одежду. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ приговор в части назначенного Г. наказания был оставлен без изменения.

Уголовная ответственность всегда строго индивидуальна. Не могут рассматриваться в качестве субъекта преступления толпа либо группа людей. Это относится и к специальным видам преступных сообществ (банда, преступное сообщество, незаконное вооруженное формирование). Уголовную ответственность несет не банда, а ее участники, создатели или руководители, каждый за свои преступные действия в составе банды. Поэтому неправильно говорить о каком-либо коллективном субъекте преступления.

По российскому уголовному законодательству традиционно не является субъектом преступления и юридическое лицо. Формулировка ст. 19 УК положила конец спорам о возможности уголовной ответственности юридических лиц, хотя в проекте Общей части УК РФ 1994 г. содержалась особая гл. 16 "Ответственность юридических лиц". В ходе дискуссии по этому вопросу делались ссылки на то, что в зарубежном законодательстве (США, Канада, Франция, Нидерланды) допускается уголовная ответственность юридических лиц. Однако эти ссылки неубедительны. Не все то, что имеется в других правовых системах, построенных на других принципах, приемлемо для российского уголовного права,

Многие виды преступлений по своему характеру (убийство, изнасилование) вообще не могут быть совершены юридическими лицами. Но и в тех случаях, когда преступления совершаются в области отношений, в которых участвуют юридические лица, уголовную ответственность несут в персональном порядке люди - представители организаций, виновные в преступлении. В ряде случаев в уголовном законе прямо названы лица, отвечающие за деятельность юридического лица. Например, руководитель или собственник коммерческой организации назван в качестве субъекта преднамеренного банкротства (ст. 196 УК). В других случаях круг ответственных лиц определяется в зависимости от допущенных этими лицами нарушений и наличия вины, например при уклонении от уплаты налогов и сборов с организации (ст. 199 УК).

Отказ от привлечения к уголовной ответственности юридических лиц соответствует принципу личной ответственности каждого человека за совершенные им преступления. Каждое лицо отвечает только за то, что совершено его собственными действиями.

Правонарушения со стороны юридических лиц вполне возможны. Однако достаточно взглянуть на проблему корпоративной ответственности с точки зрения понятия преступления, целей наказания, как становится ясно, что юридические лица не могут наказываться в уголовном порядке, а следовательно, не могут выступать в роли субъекта преступления.

Невозможность применения уголовного наказания к юридическим лицам не означает их безответственности. Юридические лица несут имущественную ответственность за причиняемый вред, к ним могут быть применены определенные финансовые и другие санкции, предусмотренные гражданским, административным законодательством, вплоть до ликвидации юридического лица. Однако эти санкции не являются уголовным наказанием.

По приговору суда П. был оправдан по обвинению по ч. ч. 1 и 2 ст. 201 УК (злоупотребление полномочиями) за отсутствием в деянии состава преступления. Рассмотрев дело по кассационному представлению прокурора, Судебная коллегия по уголовным делам отклонила его, указав следующее. Преступление, предусмотренное ст. 201 УК, совершается с прямым либо косвенным умыслом и влечет за собой причинение существенного вреда правоохраняемым интересам, указанным в этой статье. Материалами дела установлено, что П. был вынужден соглашаться на заимствование имеющихся в акционерном обществе на ответственном хранении материалов для производственных нужд в силу сложившихся тяжелых финансовых обстоятельств. В то же время он принимал меры к их восполнению, и к моменту возбуждения дела материалы были восполнены, какого-либо имущественного вреда собственнику не было причинено. За допущенные же финансовые нарушения решением арбитражного суда юридическое лицо было подвергнуто штрафу и пени на сумму более полумиллиона рублей.

Предлагаемые сторонниками введения уголовной ответственности юридических лиц изменения в основные понятия общих условий, оснований уголовной ответственности и наказания размывают уголовно-правовой смысл этих понятий. Ими предлагается ввести для юридических лиц наказания в виде штрафа, конфискации имущества, запрещения заниматься определенной деятельностью (причем в новом, не предусмотренном в УК их понимании), ликвидации юридического лица. Однако важнейшие институты и понятия уголовного права (преступление, вина, ответственность, общие начала назначения наказания, его цели и др.) разрабатывались в расчете на применение их только к физическим лицам. Эти предложения лишены и практического смысла, поскольку усиление материальной ответственности за вред, причиненный юридическими лицами, вполне может быть осуществлено средствами гражданского и других отраслей права.

Возраст и вменяемость являются наиболее общими признаками, необходимыми для признания физического лица субъектом любого преступления. Поэтому лицо, отвечающее этим требованиям, называют общим субъектом. Лицо же, отвечающее специальным признакам субъекта, предусмотренным соответствующей уголовно-правовой нормой, принято называть специальным субъектом. В ряде случаев уголовная ответственность устанавливается лишь для лиц, обладающих дополнительными, факультативными, признаками. Например, за получение взятки может отвечать только должностное лицо, а за воинские преступления - только военнослужащий. Эти специальные признаки также включаются в число обязательных признаков, характеризующих субъекта конкретного состава преступления. Причем иногда и понятие "специальный субъект" имеет более узкий смысл. За некоторые преступления подлежат уголовной ответственности не любые должностные лица (специальный субъект), а только прямо указанные в законе. Так, за незаконное задержание (ст. 301 УК) могут быть привлечены к ответственности только те должностные лица, которые имеют полномочия задерживать граждан, а за вынесение заведомо неправосудного приговора (ст. 305 УК) - только судьи. В этом смысле, на наш взгляд, правомерно говорить о "специальном подсубъекте" преступления.

Таким образом, субъектом преступления является человек, виновно совершивший общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, если он достиг установленного в нем возраста, вменяем, а в случаях, прямо предусмотренных законом, обладает и некоторыми специальными признаками.

Возраст, с которого наступает уголовная ответственность.

Необходимость установления в уголовном законе возраста, с которого возможно наступление уголовной ответственности, обусловлена прежде всего способностью лица осознавать характер своих действий и руководить ими.

Возраст уголовной ответственности установлен в законе с учетом данных ряда наук: медицины, общей и возрастной психологии и педагогики. Многие запреты, которым государство придает значение правовых, доступны для понимания и малолетнего. Однако для привлечения лица к уголовной ответственности требуется, чтобы у него были определенный уровень правового сознания, способность оценивать не только фактическую сторону своих поступков, но и их социально-правовую значимость. Достижение установленного возраста уголовной ответственности предполагает также наличие у лица способности правильно воспринять уголовное наказание, которое только в этом случае может достигнуть своей цели.

Необходимо учитывать также возможности общества контролировать общественно опасные действия подростков без применения уголовного наказания, путем применения воспитательных мер. Чем цивилизованнее общество, чем выше в нем уровень профилактической и воспитательной работы, тем выше может быть и возраст уголовной ответственности.

Следует отметить, что минимальные пределы возраста уголовной ответственности весьма различны в разных странах в зависимости от исторических и культурных особенностей.

В соответствии с Минимальными стандартными правилами ООН, касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), от 10 декабря 1985 г. нижний предел возраста уголовной ответственности не должен устанавливаться на слишком низком возрастном уровне, учитывая аспекты эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости. Если возрастной предел уголовной ответственности установлен на слишком низком уровне или вообще не установлен, понятие ответственности становится бессмысленным. Поэтому следует приложить усилия для установления разумного низшего возрастного предела, который мог бы применяться в международном масштабе.

В российском уголовном законодательстве вопрос о минимальном возрасте уголовной ответственности решался по-разному. Дореволюционное уголовное право считало таковым возраст в 10 лет. Однако это положение закона не было категоричным. Уголовный закон требовал от суда выяснения вопроса, действовали ли несовершеннолетние с разумением или без разумения.

В первые годы Советской власти возобладала точка зрения о необходимости применения к несовершеннолетним преступникам в первую очередь мер воспитательного характера. Декрет СНК РСФСР от 14 января 1918 г. "О комиссиях для несовершеннолетних" установил, что уголовная ответственность в судебном порядке наступает с 17-летнего возраста. Дела об общественно опасных деяниях несовершеннолетних до 17 лет подлежали ведению комиссии для несовершеннолетних. Но уже Декрет СНК РСФСР от 4 марта 1920 г. предоставил комиссиям право передавать дела о несовершеннолетних в возрасте 14 - 18 лет в народные суды, если признавалось невозможным применение к ним мер медико-педагогического воздействия. Эти правила с небольшими изменениями действовали до 1935 г. В последующий период общего ужесточения репрессий появилось Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. "О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних", которым был снижен возраст уголовной ответственности за ряд преступлений до 12 лет.

УК РСФСР 1960 г. повысил возраст уголовной ответственности. С этого времени в нашей стране субъектом преступления признаются лица, которым на момент совершения преступления исполнилось 16 лет.

Лишь за некоторые преступления, непосредственно перечисленные в законе, ответственность установлена с 14-летнего возраста. Они перечислены в ч. 2 ст. 20 УК РФ. Этот перечень включает следующие три группы составов преступлений:

Все эти преступления характеризуются достаточно высокой степенью общественной опасности. В то же время подростки в возрасте от 14 до 16 лет не несут уголовной ответственности за неосторожные преступления.

Некоторые преступления включают в себя совершение действий, которые сами по себе образуют другие преступления. Например, состав бандитизма охватывает такие действия, как разбойное нападение. Если ответственность за составное преступление наступает с 16 лет, а за действия, входящие в него в качестве элемента, - с 14 лет, то при совершении этих действий подростком в возрасте от 14 до 16 лет их следует квалифицировать самостоятельно. Например, за совершенное вооруженной бандой разбойное нападение ее участники в возрасте старше 16 лет будут привлечены к ответственности за бандитизм и разбой, а в возрасте от 14 до 16 лет - только за разбой. В перечне преступлений, за совершение которых ответственность наступает с 14 лет, отсутствуют такие тяжкие преступления, как, например, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК). В таких случаях действия подростка должны рассматриваться как убийство (п. "б" ч. 2 ст. 105 УК).

Установление общего возраста уголовной ответственности с 16 лет не означает, что именно с этого возраста наступает ответственность за любое преступление. В УК имеются и такие преступления, которые в силу особых признаков субъекта или особенностей объективной стороны могут быть осуществлены лишь взрослыми лицами. Например, по ст. 150 УК за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления может быть привлечено к ответственности только лицо, достигшее 18-летнего возраста. Неправосудный приговор может быть вынесен судьей, т.е. лицом в возрасте старше 25 лет.

При привлечении к уголовной ответственности несовершеннолетнего большое значение имеет точное установление возраста виновного (число, месяц, год рождения). Пленум Верховного Суда РФ указал, что лицо считается достигшим возраста уголовной ответственности не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с ноля часов следующих суток.

Обычно возраст легко устанавливается на основании соответствующего документа. Если же документ о возрасте отсутствует, используются другие доказательства, вплоть до проведения судебно-медицинской экспертизы. При установлении судебно-медицинской экспертизой возраста подсудимого днем его рождения считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет суду следует исходить из предполагаемого экспертами минимального возраста такого лица.

Устанавливая возраст уголовной ответственности, законодатель исходит из презумпции достижения лицом к этому возрасту достаточного уровня развития, чтобы осознавать характер своих действий и их запрещенность. Однако темпы психического развития у подростков различны. Возможно значительное отставание в развитии некоторых из них, не связанное с психическим заболеванием. В связи с этим в ч. 3 ст. 20 УК установлено правило так называемой возрастной невменяемости. В соответствии с этим правилом, если несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим заболеванием, был неспособен в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Указанное состояние может быть установлено только в результате судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, которая проводится для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии, при этом в обязательном порядке должен быть поставлен вопрос о степени умственной отсталости несовершеннолетнего, интеллектуальное развитие которого не соответствует его возрасту. При положительном ответе на эти вопросы подросток подлежит освобождению от уголовной ответственности.

Судом было установлено совершение Б. покушения на изнасилование. Из материалов дела следовало, что он по умственному развитию отстает от своих сверстников. Обучаясь в школе, он не научился писать и считать.

По заключению экспертов у Б. имелись признаки врожденного умственного недоразвития с эмоционально-волевыми нарушениями и с учетом его личностных особенностей развития и поведения он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность совершенных им противоправных действий и не мог в полной мере руководить ими. С учетом указанных данных суд обоснованно пришел к выводу, что Б. по своему психическому развитию не соответствует 14-летнему возрасту, и на основании ч. 3 ст. 20 УК освободил его от уголовной ответственности.

Возрастную невменяемость нельзя смешивать с ограниченной вменяемостью, предусмотренной ст. 22 УК. В юридической литературе высказана точка зрения, в соответствии с которой нормы ч. 3 ст. 20 и ст. 22 УК не согласованы и подлежат унификации. Подросток, не страдающий психическим расстройством, но обнаруживающий отставание в психическом развитии вследствие педагогической и социальной запущенности, согласно ч. 3 ст. 20 УК должен быть освобожден от уголовной ответственности. В то же время несовершеннолетний, обнаруживающий признаки психического заболевания и неспособный по этой причине в полной мере понимать фактический характер и общественную опасность своих действий, в соответствии со ст. 22 УК подлежит уголовной ответственности. Одна и та же психологическая квалификация способности несовершеннолетнего к неполному осознанию значения своих действий или руководству ими ведет к разным правовым последствиям. Исходя из этого предлагается объединить указанные категории несовершеннолетних, предусмотрев возможность их освобождения от уголовного наказания.

Эта точка зрения представляется далеко не бесспорной. В первом случае (ч. 3 ст. 20 УК) речь идет только о несовершеннолетних, фактически не достигших возраста уголовной ответственности и поэтому находящихся вне сферы действия уголовного закона. Следует иметь в виду, что в отношении совершеннолетних лиц подобная экспертиза (об установлении фактического возраста лица) проводиться не может, поскольку такое лицо законом признается в полной мере деликтоспособным. Во втором же случае имеются в виду лица (включая и достигших совершеннолетия), по уровню своего развития соответствующие "документальному" возрасту, понимающие фактический характер и общественную опасность своих действий, однако в силу имеющихся отклонений психики не в полной мере.

Неверно и полагать, что в отношении первой категории несовершеннолетних отсутствуют какие-либо законодательно предусмотренные меры воздействия, снижающие их социальную опасность. К ним могут быть применены меры воспитательного и иного характера, установленные для лиц, совершающих общественно опасные деяния до достижения ими возраста уголовной ответственности. Они предусмотрены, в частности, Федеральным законом от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних".

Закрепление в законе фиксированного возраста уголовной ответственности означает, что лицо, достигшее 16-летнего, а в определенных случаях 14-летнего возраста, может быть субъектом преступления и нести ответственность в уголовном порядке за свои общественно опасные действия. Но из этого не следует, что несовершеннолетние несут уголовную ответственность наравне со взрослыми. Действующим уголовным законом предусмотрена целая система специальных правил привлечения их к уголовной ответственности и освобождения от нее, назначения наказания и его исполнения, освобождения от наказания и регулирования последствий отбывания наказания.

Более того, в соответствии со ст. 96 УК в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности виновного суд может применить положения, регулирующие особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, к лицам, совершившим преступления в возрасте от 18 до 20 лет.

Невменяемость.

Субъектом преступления может быть только вменяемое лицо. Вменяемость является необходимым условием вины и уголовной ответственности. Только люди с нормальной психикой, понимающие значение и последствия своих действий, способные сознательно выбирать варианты поведения, могут быть подвергнуты уголовной ответственности.

Действующий уголовный закон не содержит понятия вменяемости, оно выработано наукой уголовного права. Под вменяемостью понимается способность лица во время совершения преступления сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, обусловливающая его возможность признаваться виновным и нести уголовную ответственность за содеянное.

Лица, страдающие психическими расстройствами и вследствие этого не понимающие характер и действительные последствия своих действий, не способные оценивать их социальное значение, а также контролировать свои действия из-за нарушений волевой сферы психики, не могут быть признаны виновными, действовать умышленно или по неосторожности. Невменяемость является основанием для освобождения от уголовной ответственности. Невменяемое лицо не может быть подвергнуто уголовной ответственности и наказанию, хотя оно и совершило общественно опасное деяние. Применение к нему наказания было бы несправедливым и нецелесообразным. Такие лица не способны воспринимать действие наказания, которое даже в случае его применения не может достичь своих целей - исправить их, предупредить совершение ими общественно опасных деяний в будущем, не может служить оно и устрашением для других невменяемых лиц.

Невменяемость - понятие юридическое. Вопрос о вменяемости либо невменяемости лица возникает только тогда, когда им совершено общественно опасное деяние, внешне содержащее признаки преступления. Вне этой ситуации оно безразлично для закона.

В соответствии с ч. 1 ст. 21 УК не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

Таким образом, невменяемость определяется двумя критериями - медицинским (биологическим) и психологическим (собственно юридическим).

Медицинский критерий указывает на болезненную природу психического расстройства, представляет собой обобщенный перечень психических расстройств разного характера.

Под хроническим психическим расстройством понимается душевное заболевание, носящее длительный, непрерывный и трудноизлечимый характер, например шизофрения, прогрессивный паралич, паранойя, эпилепсия. При этих заболеваниях возможно частичное улучшение (ремиссия), но оно не означает полного выздоровления.

Временным психическим расстройством признается острое, проходящее в виде приступов психическое заболевание. Это острые психозы при инфекционных заболеваниях, реактивные состояния и так называемые исключительные состояния, вызывающие помрачение сознания на короткий срок (патологическое опьянение, патологический аффект, сумеречное состояние сознания и др.).

Слабоумие - это болезненное состояние психики, которое характеризуется умственным недоразвитием. По степени поражения умственной деятельности оно делится на три формы: легкая (дебильность) средняя (имбецильность) и тяжелая (идиотия).

Под иным болезненным состоянием психики понимается такое болезненное состояние, которое не является хроническим или временным расстройством душевной деятельности, но по своим психопатологическим нарушениям может быть приравнено к ним, например последствия черепно-мозговых травм (травматическая энцефалопатия).

Установление у лица какой-либо из указанных форм психического расстройства само по себе еще не означает, что данное лицо является невменяемым. Если человек болен хроническим психическим расстройством, но в момент совершения общественно опасного деяния находился в состоянии ремиссии, значительного улучшения течения болезни и мог отдавать отчет своим действиям, он является вменяемым и ответственным за свои поступки. Таким образом, для признания лица невменяемым необходимо наличие и юридического (психологического) критерия. Он, в свою очередь, состоит из двух элементов: интеллектуального - "не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия)" и волевого - "не могло руководить ими".

Интеллектуальный элемент невменяемости означает, что лицо неспособно было отдавать себе отчет в своих действиях в момент их совершения. Невменяемость - понятие конкретное, определяющее психическую неполноценность не вообще, а по отношению к конкретному действию. Человек может страдать психическим заболеванием и в силу этого не обладать определенными психическими способностями, но может осознавать свои конкретные действия. В таких случаях он по отношению к этим конкретным действиям может быть признан вменяемым. Лица, больные олигофренией, зачастую осознают фактический характер и опасность одних своих действий (кража, убийство), но могут не осознавать общественной опасности других действий, посягающих на более сложные для понимания объекты (разжигание национальной вражды, публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности).

Формула "не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий" означает, что лицо не могло понимать их значения и причинную связь между действиями и результатом.

Д. признан лицом, совершившим в состоянии невменяемости, в частности, следующие общественно опасные деяния: создание незаконного вооруженного формирования и руководство им, создание общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами, незаконное лишение свободы и истязание несовершеннолетних (ч. 1 ст. 208, ч. 1 ст. 239, ч. 3 ст. 127, п. п. "а", "г", "е" ч. 2 ст. 117 УК).

Д. пропагандировал и развивал так называемую теорию общественного счастья, согласно которой современное общество нуждается в усовершенствовании путем воспитания нового поколения людей с помощью специально разработанных новых воспитательных методов, которые будут использовать избранные люди-воспитатели. Из собравшихся вокруг него единомышленников он создал "братство кандидатов в настоящие люди объединения разработки теории общественного счастья". Приняв на себя роль избранного воспитателя, Д. совместно с другими лицами стал насаждать в так называемые воспитательные методы элементы насилия. Для охраны своей территории Д. и его сторонники создали вооруженное формирование. Огороженная территория базы охранялась людьми и собаками. Выход за пределы территории несовершеннолетним был запрещен под страхом применения физических наказаний. Насильно удерживая несовершеннолетних на территории базы, Д. и другие лица принуждали их к тяжелой работе, применяли унижающие достоинство физические наказания.

Согласно заключению экспертизы Д. страдал хроническим психическим расстройством в форме шизофрении. В период, относящийся к совершению инкриминируемых ему деяний, он не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, поэтому суд назначил Д. принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Волевой элемент невменяемости заключается в неспособности лица руководить совершаемыми действиями. Психические функции человека тесно взаимосвязаны. Поэтому, если в результате душевного заболевания нарушена интеллектуальная сфера, парализована способность понимать значение своих действий, то, как правило, отсутствует и способность руководить своими поступками. Вместе с тем возможны случаи, когда при душевном заболевании сохраняется нормальный интеллект, но парализуется воля человека.

Интеллектуальный и волевой элементы в понятии невменяемости, данном в ст. 21 УК, разделены союзом "либо". Это означает, что невменяемость имеет место как тогда, когда человек не способен понимать характер совершаемых действий, так и тогда, когда, сознавая содеянное, он не может руководить своими поступками.

Установление вменяемости или невменяемости лица является предметом судебно-психиатрической (или психолого-психиатрической) экспертизы. Заключение такой экспертизы подлежит оценке судом в совокупности с другими доказательствами. В случае сомнения в его правильности может быть назначена повторная экспертиза, поручаемая другому эксперту или комиссии экспертов. В особо сложных случаях лица, совершившие общественно опасные деяния, направляются на экспертизу в Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского (далее - ГНЦ им. В.П. Сербского).

По приговору суда от 18 мая 2004 г. Е. был осужден по ч. 4 ст. 159, ч. 1 ст. 210 УК на 12 лет лишения свободы. Он был признан виновным в создании преступного сообщества для совершения тяжких преступлений, а также в мошенничестве, т.е. хищении чужого имущества, совершенном в крупном размере, организованной группой. Преступления совершались с 1996 по 1998 гг. в г. Москве.

В кассационной жалобе он утверждал, что не должен отбывать наказание, так как по определению районного суда от 8 июня 2001 г. он признан невменяемым и направлен на принудительное лечение. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ с этими доводами не согласилась, указав в своем определении от 27 января 2005 г., что, согласно заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы от 9 августа 2001 г., он каким-либо психическим расстройством не страдает и не страдал в период, к которому относятся инкриминируемые ему деяния. Данные катамнестического исследования позволяют исключить установленный ему ранее диагноз "шизофрения" в связи с отсутствием типичной для данного заболевания процессуальной динамики, характерных продуктивных и негативных психопатологических расстройств.

По судебному решению к лицам, признанным невменяемыми, могут быть применены принудительные меры медицинского характера, имеющие своей целью их излечение, а также лишение возможности совершать новые общественно опасные деяния.

В других случаях, признав доказанным совершение лицом в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, суд прекращает дело без применения принудительной меры медицинского характера, если лицо по характеру совершенного им деяния и своему болезненному состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении.

Г. обвинялся в том, что составил и размножил на пишущей машинке, а затем направил в различные инстанции заявление, в котором обвинял своих знакомых в дезертирстве, называл их психически больными. По заключению экспертов, проводивших судебно-психиатрическую экспертизу, эти действия Г. совершил в состоянии невменяемости вследствие временного болезненного расстройства психической деятельности.

По определению районного суда он был освобожден от уголовной ответственности. Судебная коллегия Верховного Суда РФ изменила состоявшиеся по делу судебные решения, указав, что, когда лицо по характеру совершенного им деяния и своему болезненному состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении, суд должен прекратить дело и принять решение о неприменении принудительной меры медицинского характера. Поэтому уголовное дело было прекращено за отсутствием в деянии состава преступления.

Ограниченная вменяемость. Принятием действующего УК, в ст. 22 которого установлены условия уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, был положен конец существовавшей в теории российского уголовного права дискуссии о необходимости законодательного регулирования понятия так называемой уменьшенной, или ограниченной, вменяемости.

Среди лиц, признаваемых вменяемыми, встречаются и имеющие отклонения в психической сфере, в силу которых способности осознавать характер своих действий и их социальное значение, а также руководить ими у таких лиц ограничены, а волевые качества ослаблены. Речь идет об уголовной ответственности и наказании лиц, которые совершили преступление, но страдают психическими аномалиями.

В соответствии с действующим уголовным законом вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Прежде всего в соответствии с законом ограниченная вменяемость - это не какое-то промежуточное состояние лица между вменяемостью и невменяемостью. Такие лица признаются вменяемыми и подлежат уголовной ответственности так же, как и лица, не имеющие психических отклонений.

Между тем лица, имеющие психические аномалии в области уголовной ответственности, не могут быть в полной мере приравнены к психически здоровым. В соответствии с ч. 2 ст. 22 УК наличие психических отклонений "учитывается при назначении наказания".

Эта формулировка закона в достаточной степени императивна и, на наш взгляд, не позволяет ее толковать таким образом, что суд не обязан, а лишь "может учесть" психическое расстройство лица, не исключающее вменяемости, при решении вопроса о наказании.

Однако возникает вопрос: каким образом такое состояние при назначении наказания должно быть учтено? Такой учет представляет серьезные трудности для суда.

Прежде всего следует иметь в виду, что оно ни при каких обстоятельствах не может усилить назначаемое наказание и не подлежит учету как отягчающее наказание обстоятельство.

В пользу такого вывода говорит, по крайней мере, два соображения. Во-первых, в основе понятия ограниченной вменяемости лежит медицинский критерий. Лицо, о котором идет речь, является страдающим психическим расстройством здоровья. Болезненное состояние человека не может само по себе влечь за собой повышенную уголовную ответственность. Во-вторых, наличие у виновного психических аномалий не содержится в предусмотренном ст. 63 УК исчерпывающем перечне обстоятельств, отягчающих наказание.

В ряде случаев совершение преступления в состоянии ограниченной вменяемости может учитываться судами в качестве смягчающего наказание обстоятельства. Это возможно в тех случаях, когда, например, легкая внушаемость лица, страдающего олигофренией, была использована психически здоровыми лицами для вовлечения его в совершение преступления.

Суд должен принимать решение о признании психических расстройств, не исключающих вменяемости, в качестве смягчающих наказание обстоятельств в зависимости от многочисленных факторов, в том числе характера и степени общественной опасности совершенного преступления, через учет данных о личности виновного, характера и степени аномального психического расстройства, того, каким образом оно повлияло на совершение преступления.

В то же время нет достаточных криминологических и уголовно-правовых оснований для того, чтобы в случае признания судом ограниченной вменяемости смягчающим обстоятельством назначать такому лицу наказание по правилам, предусмотренным ст. 62 УК.

Таким образом, совершение преступления в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, не во всех случаях может быть признано смягчающим наказание обстоятельством в смысле ст. 61 УК. Однако индивидуализация наказания и применение иных мер уголовно-правового воздействия не исчерпываются назначением наказания большей или меньшей суровости.

Прежде всего ограниченно вменяемым лицам, страдающим психическим расстройством, могут быть назначены наряду с наказанием принудительные меры медицинского характера. Кроме того, суд может возложить на такое лицо обязанность пройти соответствующее лечение при применении к нему в силу ст. 73 УК условного осуждения. Данное обстоятельство может быть учтено и при выборе вида наказания при альтернативной санкции, например с учетом завершения уже начатого виновным добровольного лечения психического расстройства.

Таким образом, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, подлежит обязательному учету судом при решении вопроса о наказании, применении иных уголовно-правовых мер воздействия, а также мер медицинского характера, в том числе принудительных. Результаты этого учета должны быть отражены в описательно-мотивировочной части приговора.

Традиционно с проблемой вменяемости-невменяемости связывается совершение преступления в состоянии опьянения. Известно, что у лица, находящегося в состоянии сильного алкогольного или наркотического опьянения, зачастую наблюдается нарушение мышления и ослабление самоконтроля. Многих преступлений могло бы не случиться, если бы преступник не находился под влиянием алкоголя. Некоторые лица в таких случаях заявляют, что они были сильно пьяны, преступления совершать не намеревались и о случившемся ничего не помнят.

Действующим уголовным законодательством воспринят принципиальный подход, существовавший и ранее, заключающийся в том, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности (ст. 23 УК).

Обоснование уголовной ответственности за преступления, совершенные в состоянии опьянения, заключаются прежде всего в отсутствии медицинского критерия невменяемости. От психических расстройств состояние обычного физиологического опьянения отличается рядом существенных особенностей. Прежде всего состояние опьянения наступает постепенно, и человек приводит себя в такое состояние сознательно. Даже сильное опьянение не вызывает болезненного расстройства психики - бреда, галлюцинаций, обмана слуха и зрения. Действия человека в целом мотивированы, связаны с конкретными поводами. Поэтому в состоянии опьянения отсутствует и психологический критерий невменяемости.

От обычного физиологического опьянения в то же время следует отличать патологическое опьянение. Такое состояние наступает неожиданно и даже при употреблении небольших доз алкоголя. Оно является болезненным, относится к разряду кратковременных психических расстройств и обладает всеми необходимыми признаками невменяемости. Характерным признаком патологического опьянения является отсутствие физических признаков опьянения, оно носит кратковременный характер, заканчивается, как правило, глубоким сном и полной амнезией.

Систематическое употребление спиртных напитков может привести и к болезненному состоянию психики, исключающему вменяемость, особенно если оно накладывается на органически неполноценную почву (в том числе в случаях так называемого "афганского" или "чеченского" синдрома).

А. был привлечен к уголовной ответственности за покушение на убийство потерпевшей Я., которой он причинил множественные ножевые ранения. Он, добровольно явившись в органы внутренних дел, показал, что находился на дежурстве по охране производственного здания. После употребления спиртных напитков уснул. Проснулся от скребущего звука. Испытывая инстинкт реагировать на каждый звук, шорох и моментально ответить, бить или стрелять, он взял нож и пошел на этот звук. Этот инстинкт у него сформировался во время участия в боевых действиях в Чеченской Республике. Когда вышел в коридор, увидел белое пятно, из которого исходил этот звук. Поэтому он сразу напал на это пятно и стал наносить удары ножом, после чего скрылся.

Заключением первоначальной судебно-психиатрической экспертизы он был признан вменяемым и страдающим хроническим алкоголизмом. Однако в результате повторной экспертизы, проведенной ГНЦ им. В.П. Сербского, у него было установлено временное болезненное расстройство психики - признаки посттравматического стрессового расстройства после перенесенной контузии в сочетании с хронической алкогольной интоксикацией. В момент совершения правонарушения у него наблюдалось болезненное расстройство психики в форме сумеречного помрачения сознания, сопровождавшееся явлениями дереализации - неприятный звук, скрежет металла, восприятие белого пятна вместо реального объекта. А. был признан невменяемым и освобожден от уголовной ответственности.

Действующий уголовный закон отказался от оценки обычного физиологического опьянения как обстоятельства, отягчающего наказание. Это произошло, видимо, по той причине, что усиление уголовной ответственности лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения, не сыграло того предупредительного значения, на которое имелся расчет.

Таким образом, сам по себе факт совершения преступления в состоянии опьянения при решении вопроса об уголовной ответственности является нейтральным. Тем не менее конкретные обстоятельства приведения лица в такое состояние, а также характер совершенного деяния могут повлиять на степень этой ответственности, например когда преступление совершается несовершеннолетним, которого принудительно привели в состояние опьянения взрослые лица.

Глава 3 УК РФ с комментариями
 
Глава 5 УК РФ с комментариями