Мудрый Юрист

Глава 7. Соучастие в преступлении

Статья 32. Понятие соучастия в преступленииСтатья 33. Виды соучастников преступленияСтатья 34. Ответственность соучастников преступленияСтатья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)Статья 36. Эксцесс исполнителя преступления

Комментарий к гл. 7 УК РФ

Согласно ст. 32 УК соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления. Как правило, соучастие представляет собой наиболее опасный вид преступной деятельности и характеризуется повышенной общественной опасностью совершаемых преступлений.

Соучастие является неотъемлемой частью системы норм уголовного законодательства. Наряду с общими целями и задачами, стоящими перед уголовным законодательством, соучастие имеет свое специальное назначение, которое дает возможность обоснования ответственности лиц, лично не совершавших преступления, но каким-то образом способствовавших его совершению, а также возможность индивидуализации наказания, назначаемого соучастникам преступления.

Статья 33 УК содержит исчерпывающий перечень соучастников преступления. Согласно этой норме соучастниками, наряду с исполнителем, являются организатор, подстрекатель и пособник.

Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК (ч. 2 ст. 33 УК).

Из данного определения следует, что исполнитель - это тот субъект, который совершает действия, описанные в диспозиции соответствующей статьи Особенной части УК. Так, исполнителем разбоя является лицо, совершившее нападение на потерпевшего в целях завладения его имуществом; исполнителем угона транспортного средства является лицо, неправомерно завладевшее этим транспортным средством.

На практике нередко случается так, что объективную сторону того или иного преступления выполняют несколько человек. В таких случаях имеет место соисполнительство. Для признания лица соисполнителем необходимо, чтобы оно приняло участие в самом процессе совершения преступления. При этом умысел всех виновных должен быть направлен на достижение одного и того же преступного результата.

Так, в соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации" действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта или насильственных действий сексуального характера, но путем применения насилия содействовавших другим лицам в совершении преступления, следует квалифицировать как соисполнительство в групповом изнасиловании или в совершении насильственных действий сексуального характера.

Приговором Самарского областного суда А. осужден за изнасилование Г. с применением насилия к потерпевшей и другому лицу, Х. - за покушение на такое изнасилование, а Ц. - за пособничество в изнасиловании. Кроме того, все они осуждены на разбойное нападение на Г. и П. и их убийство.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор в отношении осужденных отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, указывая, что, правильно установив фактические обстоятельства преступления, связанного с изнасилованием потерпевшей Г., суд дал им неправильную юридическую оценку. По мнению государственного обвинителя, осужденные действовали согласованно и с единым умыслом на изнасилование потерпевшей, т.е. являлись соисполнителями, поэтому действия каждого подлежат квалификации по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК как изнасилование путем применения насилия и угрозы его применения к потерпевшей и другим лицам группой лиц.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ согласилась с мнением государственного обвинителя, приговор в этой части отменила и дело направила на новое судебное разбирательство, указав при этом следующее.

Как следует из приговора, в процессе совершения разбойного нападения и убийства потерпевших П. и Г. у осужденных возник умысел на изнасилование Г. С этой целью А., Х. и Ц. повалили потерпевшую на пол кухни, где Ц., преодолевая сопротивление, сорвал с нее свитер, а А. - джинсы, полностью обнажив ее тело. Воля Г. была подавлена действиями Ц., А. и Х. Затем А., применяя физическое насилие, привел Г. в комнату, где, несмотря на сопротивление потерпевшей, совершил насильственный половой акт.

После того как А. вышел из комнаты, туда прошел Х. и, несмотря на сопротивление потерпевшей, пытался совершить с ней насильственный половой акт, но не смог довести свои действия до конца по физиологическим причинам. Таким образом, действия осужденных, направленные на изнасилование Г., были совместными и согласованными.

Аналогичная позиция содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое". Согласно п. 10 этого Постановления, если участники указанных преступлений в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других участников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу ч. 2 ст. 34 УК не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК.

С. признан виновным в совершении разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору с Т. в целях завладения чужим имуществом в крупном размере с проникновением в помещение.

Как следует из приговора, С. договорился с Т. о совершении разбойного нападения на потерпевшего с распределением ролей. Согласно договоренности Т. должен был оглушить потерпевшего, чтобы тот потерял сознание, и забрать деньги, а С. - наблюдать за окружающей обстановкой и обеспечить безопасность, стоя у дверей.

Т., не ставя в известность С., взял с собой пистолет "браунинг". Во время нападения Т. выстрелил не менее трех раз из пистолета в потерпевшего. Но, поскольку после произведенных выстрелов потерпевший продолжал оказывать сопротивление и попытался задержать Т., тот убежал и вместе с С. скрылся с места преступления.

Суд квалифицировал действия С. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК.

Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.

В надзорной жалобе адвокат осужденного С. ставил вопрос об изменении судебных решений и переквалификации действий С. с п. "б" ч. 3 ст. 162 УК на ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 161 УК, поскольку разбойное нападение совершил лишь один Т., а С. явился соучастником покушения на грабеж.

Президиум Верховного Суда РФ оставил приговор без изменения, а надзорную жалобу адвоката - без удовлетворения по следующим основаниям.

По смыслу уголовного закона (ст. 35 УК) уголовная ответственность за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда по предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них.

Если другой участник в соответствии с распределением ролей совершал согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления, содеянное им является соисполнительством.

Таким образом, действия С., заранее согласованные с Т. и связанные с оказанием помощи непосредственному исполнителю разбоя, правильно расценены судом как соисполнительство разбойному нападению.

Кроме того, поскольку разбой относится к формальному виду преступления и считается оконченным с момента нападения, действия С. обоснованно квалифицированы без ссылки на ст. 30 УК.

Исполнителем преступления со специальным субъектом (например, должностные или воинские преступления) может быть только специальный субъект. Действия лица, непосредственно участвующего в выполнении объективной стороны такого преступления, но не являющегося специальным субъектом, не могут расцениваться как соисполнительство. В соответствии с ч. 4 ст. 34 УК это лицо в зависимости от фактически содеянного им несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя или пособника.

Согласно ч. 3 ст. 33 УК лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, признается организатором преступления.

В соответствии с ч. 3 ст. 34 УК уголовная ответственность организатора, равно как и подстрекателя и пособника, наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.

В случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление (ч. 5 ст. 34 УК).

В судебном заседании по делу О., К. и Ю. установлено, что О. предложил К. и Ю. совершить разбойное нападение на водителя автомашины с применением оружия, пообещав обоим материальное вознаграждение. С этой целью О. передал К. обрез и боевые патроны.

Согласно разработанному плану Ю. и К., вооруженные обрезом, наняли частное такси под управлением С., при этом Ю. сел рядом с водителем, а К. - на заднее сиденье. В пути следования Ю. должен был попросить остановить машину, а К. под угрозой оружия потребовать от водителя выйти из нее. После этого они должны были на этом автомобиле вернуться в город и передать автомобиль О.

Однако данное преступление им не удалось довести до конца, поскольку во время движения в пределах города машина была остановлена для досмотра сотрудниками автоинспекции, которые обнаружили в салоне автомашины и изъяли обрез охотничьего ружья и патроны к нему.

Суд признал О. виновным в приготовлении к разбойному нападению с применением оружия. Судебная коллегия Верховного Суда РФ судебные решения в отношении О. изменила по следующим основаниям.

Правильно установив фактические обстоятельства, связанные с ролью О. в совершении преступления, суд ошибочно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК, поскольку согласно ч. 3 ст. 34 УК уголовная ответственность организатора наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК, за исключением случаев, когда он одновременно являлся соисполнителем преступления.

О. являлся организатором, но не исполнителем разбойного нападения, поэтому надзорная инстанция переквалифицировала его действия с ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК на ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33 и п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК.

В соответствии с ч. 4 ст. 33 УК подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

Как видно из данной нормы, подстрекательство всегда выражается в активных действиях и связано со склонением к совершению конкретного преступления.

Способами подстрекательства являются:

К другим способам подстрекательства можно отнести приказ, просьбу, насилие, возбуждение ненависти, мести, ревности.

Подстрекатель всегда действует умышленно, он осознает, что вовлекает подстрекаемого в совершение конкретного преступления, и предвидит, что в результате его действий и действий исполнителя наступят общественно опасные последствия.

По приговору суда И. признан виновным в подстрекательстве к причинению тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. Преступление им совершено при следующих обстоятельствах.

После совместного распития спиртных напитков между П. и М. возникла ссора, в ходе которой П. оскорбил М., за что М. нанес побои П.

Подойдя к плакавшему П., И. сказал ему: "Что ты распустил нюни? Иди, дай ему". П. взял доску, подошел к сидевшему М. сзади и с силой ударил его доской по голове, причинив тяжкий вред здоровью, от чего М. на следующий день скончался.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ состоявшиеся в отношении И. судебные решения отменила и производство по делу прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления, указав при этом, что если даже И. действительно посоветовал П. отомстить обидчику, то высказал это неопределенно, без конкретного нацеливания подростка на причинение потерпевшему тяжких телесных повреждений.

По смыслу закона, для признания лица подстрекателем преступления необходимо установить не только причинную связь между действиями этого лица и действиями исполнителя преступления, но также и наличие у данного лица умысла, направленного на достижение исполнителем определенных преступных последствий. При этом виновный в подстрекательстве сознает, что его действия вызовут у подстрекаемого решимость совершить определенное преступление, предвидит тот результат, которого достигнет подстрекаемый, желает или сознательно допускает наступление этих последствий. В материалах дела нет данных, свидетельствующих о наличии у И. такого умысла. Поэтому осуждение его за подстрекательство к нанесению потерпевшему тяжких телесных повреждений является необоснованным.

Согласно ч. 5 ст. 34 УК лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, несет уголовную ответственность за приготовление к преступлению.

Лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы, признается пособником (ч. 5 ст. 33 УК).

Так, учитывая, что один из двух осужденных непосредственно не участвовал в разбойном нападении на потерпевших, не проникал в их квартиру, а, как указано в приговоре, предоставил исполнителю оружие, транспортное средство и помощь в сокрытии похищенного и следов преступления, Судебная коллегия Верховного Суда РФ его действия в этой части переквалифицировала с п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК на ч. 5 ст. 33 и п. "г" ч. 2 ст. 162 УК как соучастие в форме пособничества в разбойном нападении с применением оружия и исключила из приговора в отношении исполнителя преступления квалифицирующий признак разбоя - совершение его группой лиц по предварительному сговору.

Пособничество является наиболее распространенным видом соучастия.

Различают два вида пособничества - интеллектуальное и физическое.

Интеллектуальное пособничество заключается в содействии преступлению советами, указаниями, предоставлением информации, заранее данными обещаниями скрыть преступление, оружие или иные средства совершения преступления, а равно в даче обещания приобрести или сбыть такие предметы.

Физическим пособничеством признается предоставление средств для совершения преступления и устранение препятствий к его совершению при подготовке или исполнении.

Квалификация действий пособника непосредственно связана с результатами деятельности исполнителя. Если пособник выполнил все действия, а исполнитель не смог довести преступление до конца по не зависящим от него обстоятельствам, действия пособника должны квалифицироваться как покушение на преступление.

Как и все другие виды соучастия, пособничество может совершаться только с умыслом (прямым или косвенным).

По смыслу ч. 5 ст. 33 УК пособничество, как правило, предшествует совершению преступления либо осуществляется в момент его совершения, однако действия пособника в соответствии с заранее данным обещанием могут быть совершены и после окончания преступления.

Вместе с тем, как указала надзорная инстанция в своем решении по делу К., Б. и С., осужденных за пособничество в краже чужого имущества, лицо, заранее не обещавшее сбыть предметы, добытые преступным путем, не может быть признано пособником преступления. В соответствии с требованиями ст. 33 УК пособником признается, в частности, лицо, заранее обещавшее скрыть предметы, добытые преступным путем, приобрести или сбыть такие предметы. Однако суд не установил доказательств, подтверждающих заранее обещанное этими лицами сокрытие похищенного чужого имущества.

В описательной части приговора указано, что после совершения кражи А. обращался к К., Б. и С. с просьбой помочь перенести похищенное спиртное. Последние, узнав, что совершена кража из магазина, помогли перенести и скрыть похищенное.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что действия К., Б. и С. надлежит квалифицировать как пособничество в краже чужого имущества, не основан на законе, так как заранее они не обещали скрыть имущество, похищенное другими лицами.

Совместная преступная деятельность лиц может выражаться в различных формах, установление которых позволяет дать оценку ее характера и степени общественной опасности.

По степени согласованности действий соучастников законодатель выделил следующие формы соучастия:

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два и более исполнителей без предварительного сговора. Это наиболее простая форма соучастия, и она имеет место в случае, когда все участники выполняют объективную сторону состава преступления, т.е. являются соисполнителями. При этом условия и способ совершения преступления заранее ими не оговариваются. Так, Пленум Верховного Суда РФ в п. 10 Постановления "О судебной практике по делам об убийстве" указал, что убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лиц, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо.

Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК).

Предварительный сговор может касаться любых признаков объективной стороны преступления и выражаться в любой форме, но всегда должен иметь место до начала его совершения.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ, изменяя приговор Пермского областного суда в отношении А. и З., осужденных за убийство С. и В., а также в отношении Б., З. и Г., осужденных за причинение тяжкого вреда здоровью Т., указала в своем определении, что их действия необоснованно квалифицированы как совершенные по предварительному сговору, поскольку, по смыслу закона, предварительный сговор на убийство или причинение тяжкого вреда здоровью предполагает выраженную в любой форме договоренность лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего или причинение тяжкого вреда здоровью.

По делу установлено, что как убийство потерпевших, так и причинение тяжкого вреда здоровью были совершены осужденными в процессе избиения потерпевших. Доказательств наличия предварительного сговора на лишение потерпевших жизни и на причинение тяжкого вреда здоровью суд в приговоре не привел, поэтому квалифицирующий признак совершения этих преступлений по предварительному сговору группой лиц подлежит исключению из приговора.

Об этом же идет речь в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", согласно которому "при квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору следует выяснить, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления".

Для квалификации преступления как совершенного группой лиц по предварительному сговору необходимо, чтобы в его совершении приняло участие не менее двух соисполнителей.

И. и Б. вступили в преступный сговор для совершения разбойного нападения на владельца автомобиля в целях завладения автомашиной и с последующим убийством водителя. При этом они распределили роли: И. должен был напасть на водителя и убить его, а Б. - управлять автомобилем. Во исполнение задуманного И. изготовил заточку, о чем уведомил Б. Позднее осужденные договорились о времени и месте совершения преступления, которое указал Б.

Реализуя свой умысел, они сели в автомобиль под управлением потерпевшего. В пути следования по требованию осужденных потерпевший остановился. После того как Б. отошел в сторону, И. напал на водителя и нанес ему заточкой три удара в грудь. От полученных телесных повреждений потерпевший скончался на месте. И. оттащил труп в канаву и уведомил Б. о совершенном убийстве, после чего осужденные завладели автомобилем и другим имуществом потерпевшего.

Суд первой инстанции осудил Б. по ч. 5 ст. 33, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК, а И. - по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила, исключила осуждение И. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК и Б. - по ч. 5 ст. 33 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Президиум Верховного Суда РФ изменил состоявшиеся судебные решения, исключил из приговора квалифицирующий признак разбоя - совершение преступления по предварительному сговору группой лиц, переквалифицировал действия Б. с п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК на ч. 5 ст. 33 и п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК. В обоснование своих выводов Президиум указал следующее.

Согласно ч. 2 ст. 33 УК исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями).

Судом установлено, что разбойное нападение на водителя автомашины и его убийство совершил один И., в то время когда Б. отошел в сторону. Только после этого осужденные во исполнение своего умысла на завладение автомобилем и вещами потерпевшего распорядились указанным имуществом по своему усмотрению.

Таким образом, нападение на потерпевшего совершил лишь И., а не группа лиц.

Следовательно, действия осужденных по эпизоду разбойного нападения необоснованно квалифицированы по признаку совершения преступления по предварительному сговору группой лиц.

Действия же Б., не принимавшего непосредственного участия в разбойном нападении, подлежат квалификации по ч. 5 ст. 33 и п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК как пособничество разбойному нападению в целях завладения имуществом потерпевшего в крупном размере и причинению тяжкого вреда здоровью, но не как действия исполнителя разбоя.

На основании вердикта присяжных заседателей суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югра Тюменской области С. признана виновной в организации, а Б. в подстрекательстве к покушению на умышленное убийство С. группой лиц по предварительному сговору.

Судом установлено, что С., действуя из корыстных побуждений, предложила Б. за материальное вознаграждение найти исполнителя для убийства ее мужа А. Вступив с С. в преступный сговор, Б. за материальное вознаграждение в 100000 руб. предложил Д. совершить убийство А. Д. согласился и к установленной дате в гараже заточил сварочный электрод и, изогнув его, с противоположной стороны сделал упор для руки, изготовив таким образом "заточку".

Однако затем Д. по собственной инициативе отказался от совершения убийства, и таким образом оно не было осуществлено по не зависящим от воли и желания С. и Б. обстоятельствам.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор в части квалификации действий осужденных С. и Б. в связи с неправильным применением уголовного закона, указав при этом следующее.

Суд необоснованно признал С. и Б. виновными в совершении преступления при квалифицирующем признаке - "группой лиц по предварительному сговору", поскольку в судебном заседании установлено, что умыслом С. и Б. охватывалось совершение убийства по найму только одним исполнителем, а не группой исполнителей.

В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Из содержания данной нормы следует, что обязательными признаками организованной группы являются ее устойчивость и предварительная объединенность членов группы.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ исключила из приговора в отношении А., Б. и Х. их осуждение по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК и квалифицирующий признак - совершение убийства организованной группой, указав при этом следующее.

Суд первой инстанции необоснованно признал, что преступления осужденными совершены в составе организованной группы.

Для признания совершения преступления организованной группой необходимо установить ее устойчивость и предварительную объединенность.

Под устойчивостью группы понимается наличие постоянных связей между ее членами и деятельность по подготовке и совершению преступлений.

Однако, как видно из материалов дела, состав участников преступлений менялся, планы преступлений не разрабатывались, распределение ролей отсутствовало. Более того, указывая в приговоре, что группа характеризовалась устойчивостью, суд не мотивировал этот вывод.

Военная коллегия Верховного Суда РФ, изменяя приговор в отношении М. и С., осужденных за кражу чужого имущества и разбой, совершенные организованной группой, указала следующее.

Суд, давая юридическую оценку действиям виновных, связанных с кражей имущества и разбойным нападением, пришел к выводу о том, что эти преступления они совершили организованной группой.

Между тем осужденные как на предварительном следствии, так и в судебном заседании утверждали, что после совершения дезертирства они в целях приобретения одежды и денег для отъезда из Москвы совершили по предварительному сговору квартирную кражу. Поскольку похищенного имущества оказалось недостаточно, они по предварительному сговору совершили разбойное нападение на И., после чего уехали из Москвы.

Каких-либо доказательств, подтверждающих, что М. и С. заранее договорились объединиться в устойчивую организованную группу для совершения преступлений, в материалах дела не имеется. Поэтому квалифицирующий признак - совершение преступлений организованной группой подлежит исключению из приговора.

Каждый из участников организованной группы может не принимать непосредственного участия в выполнении объективной стороны преступления. Чаще всего между ними имеет место четкое распределение функций по совершению преступлений. Между тем такое распределение не влияет на юридическую оценку их действий. Все участники организованной группы, независимо от характера их деятельности, направленной на совершение преступления, признаются соисполнителями и, согласно ч. 2 ст. 34 УК, несут ответственность за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на ст. 33 УК.

Наиболее опасной и самой сложной формой соучастия является преступное сообщество.

Согласно ч. 4 ст. 35 УК преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких либо особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях.

Таким образом, закон выделяет следующие признаки преступного сообщества: организованность, сплоченность и наличие специальной цели - совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Принимая во внимание высокую степень общественной опасности преступного сообщества, законодатель признал сам факт его образования самостоятельным составом преступления (ст. 210 УК). Самостоятельными преступлениями признаются также создание устойчивой вооруженной группы (банды) (ст. 209 УК) и создание незаконного вооруженного формирования (ст. 208 УК).

В отличие от организованной группы преступное сообщество характеризуется более высокой степенью сплоченности и сложности внутренней структуры, тщательной конспирацией, четким взаимодействием составляющих ее групп, высоким уровнем внутренней дисциплины.

Возглавляет преступное сообщество главарь, в непосредственном подчинении которого находятся руководители отдельных преступных формирований либо руководители отдельных преступлений. Затем идут исполнители, пособники, наводчики, сбытчики и т.д.

К деятельности сообщества могут быть привлечены юристы, коррумпированные должностные лица.

Так, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" указал, что под руководством бандой понимается принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности банды, так и с совершением ею конкретных нападений.

Участие в банде представляет собой не только непосредственное участие в совершаемых ею нападениях, но и выполнение членами банды иных активных действий, направленных на ее финансирование, обеспечение оружием, транспортом, подыскание объектов для нападения и т.п.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, оставляя без изменения приговор в отношении ряда лиц, осужденных за кражи чужого имущества, совершенные организованной группой в крупном размере, а также за участие в преступном сообществе, в том числе некоторых из них с использованием своего служебного положения, указала следующее.

Судом установлено, что лица, длительное время (более двух лет) принимавшие участие в преступной деятельности, разработали четкую систему действий, направленных на хищение нефтепродуктов в крупном размере. Они создали жесткую схему, согласно которой регулярно изготавливались очередные врезки в нефтепровод, изыскивались специальные транспортные средства и места сбыта похищенного, разрабатывались способы конспирации, в том числе от правоохранительных органов.

С учетом этого преступная группа обоснованно признана преступным сообществом, содеянное состоявшими в ней лицами правильно квалифицировано как участие в преступном сообществе, а действия входящих в ее состав работников милиции - как эти же деяния с использованием своего служебного положения.

В то же время по другому уголовному делу Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор в отношении Е. в части осуждения за создание преступного сообщества для совершения особо тяжких преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств в целях сбыта в особо крупных размерах, и руководство этим сообществом, а также А., Д. и С. в части осуждения их за участие в преступном сообществе. В обоснование своих выводов коллегия указала следующее.

В соответствии с ч. 4 ст. 35 УК преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях.

Преступное сообщество предполагает наличие обязательных признаков - сплоченности и организованности. По смыслу закона под сплоченностью следует понимать наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих преступное сообщество в единое целое.

О сплоченности могут свидетельствовать наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, наличие финансовой базы, единой кассы, состоящей из взносов и полученного от преступной деятельности, конспирации, иерархии, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного устава сообщества.

Об организованности могут свидетельствовать четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности, наличие внутренней жесткой дисциплины и т.д.

Между тем таких обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о сплоченности и организованности осужденных, суд в приговоре не привел.

Выводы суда о создании преступного сообщества в целях занятия наркобизнесом и создании широкой сети по сбыту наркотиков являются предположительными, основанными лишь на факте изъятия у осужденных наркотических средств в крупном и особо крупном размерах, на объеме проведенных в этих целях оперативно-розыскных мероприятий, а также на крайне противоречивых показаниях четверых осужденных по делу, которые не все знали друг друга.

Ссылка суда на тяжесть совершенного преступления по незаконному обороту наркотиков сама по себе не давала оснований для квалификации действий осужденных по ст. 210 УК.

В соответствии с ч. 5 ст. 35 УК лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК, а также за преступления, в подготовке и совершении которых они участвовали.

При этом действия как организаторов, так и участников преступлений квалифицируются без ссылки на ст. 33 УК.

Отдельной нормой уголовный закон регулирует ответственность соучастников преступления при эксцессе исполнителя.

"Эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат" (ст. 36 УК).

При эксцессе (отклонении, крайнем проявлении чего-либо) действия исполнителя выходят за пределы согласованности с другими соучастниками и совершаются без них.

Приговором суда Т. осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК. По п. п. "б", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК Т. оправдан. Этим же приговором осужден А.

Президиум Верховного Суда РФ приговор в отношении Т. изменил, переквалифицировал его действия с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК на п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предмета (ножа), используемого в качестве оружия, указав при этом следующее.

Как видно из приговора, Т. и А. путем угроз оружием и ножом решили парализовать действия находившихся в магазине лиц и похитить имеющиеся в сейфе деньги.

Из показаний А. видно, что они с Т. "...не договаривались никого убивать".

Впоследствии, как установил суд, А., выходя за рамки сговора, в ходе разбойного нападения в целях убийства дважды выстрелил из имеющегося у него пистолета в область живота З.

Исходя из этих обстоятельств, суд пришел к выводу, что в действиях А. по отношению к потерпевшему З. имел место эксцесс исполнителя, и Т. в совершении преступления, предусмотренного п. п. "б", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК, был оправдан.

Согласно ст. 36 УК за эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

При таких данных суд ошибочно признал Т. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 162 УК.

Приведенный в приговоре довод о том, что Т. после выстрелов А. "продолжил выполнение объективной стороны преступления", не дает оснований для квалификации его действий по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК. Как указано выше, имел место эксцесс исполнителя, и в материалах дела нет доказательств того, что между А. и Т. была договоренность на причинение кому-либо из потерпевших тяжкого вреда здоровью.

Глава 6 УК РФ с комментариями
 
Глава 8 УК РФ с комментариями